О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Литературная страница
Апокалипсис от Андрея Смирнова (16.09.2011)
Апокалипсис от Андрея СмирноваМихаил БЛЕХМАН
Апокалипсис от Андрея Смирнова
Апокалипсис от Андрея СмирноваНа Международном монреальском кинофестивале новый фильм известного российского режиссёра Андрея Смирнова "Жила-была одна баба" - в конкурсной программе. Я посмотрел этот фильм, встретился с режиссёром. Вот мои впечатления.
Несмотря на несогласие с главной идеей фильма, я считаю его выдающимся явлением в современном русском искусстве. Фильм снят настолько сильно, настолько великолепны режиссёрская, операторская, актёрская работы, что в этом смысле говорить о картине можно только в превосходной степени. А заключительная сцена фильма - всемирный (или, скорее, всероссийский) потоп - это, на мой взгляд, шедевр киноискусства на уровне тёзки Андрея Смирнова - Тарковского.
Подробности...
Фильм "Ходорковский" и его создатель (16.09.2011)
Фильм "Ходорковский" и его создательМихаил БЛЕХМАН
Фильм "Ходорковский" и его создатель
Документальный фильм "Ходорковский" произвёл на меня большое впечатление, о чём я сказал нашему гостю - режиссёру фильма Кириллу Туши. Мы встретились в пресс-центре Монреальского кинофестиваля и проговорили больше часа, успев за это время обсудить массу вопросов как политического, так и общечеловеческого свойства. Оказалось, что Кирилл - выходец из России, потомок этнических немцев и русских, его предки жили в Петербурге и Твери. Понятно, что мы, люди "оттуда", любим поговорить, тем более, когда есть о чём. Впрочем, нам всегда есть о чём поговорить, был бы только хороший собеседник!
Фильм "Ходорковский" и его создатель
Подробности...
Воспоминание о незабываемом (16.09.2011)
Воспоминание о незабываемомМихаил БЛЕХМАН

Воспоминание о незабываемомНа 35-м международном Монреальском кинофестивале покажут 383 фильма по таким секциям: Международный показ. Кинодебюты. Внеконкурсная программа. Фокус - мировое кино (Америки, Европа, Азия, Африка, Океания). Документальное кино. Ретроспективы. 42-й фестиваль канадского студенческого кино. Ночные кинопоказы под открытым небом.
Главные призы - Гран-При Америки и Специальный Гран-При жюри в основной конкурсной программе, а также Золотой Зенит за лучший кинодебют. В основной конкурсной программе из постсоветских режиссёров представлен Андрей Смирнов (Россия) с фильмом "День гнева", который через призму женской души покажет события между 1909-1921 годами в России. Также Вячеслав Златопольский (Россия) покажет "Дом ветра" в рубрике Кинодебют. Вне конкурса пройдут нашумевший в Каннах "Артист" Мишеля Хазанвичюса (Жан Дюжарден взял приз за главную мужскую роль), который стал фильмом-открытием Одесского международного кинофестиваля 2011, "Сибирь, любовь моя" Славы Росса (Россия) и "В субботу" Александра Миндадзе (Россия/Украина/Германия).

Подробности...
Убийство, которое никто не хотел раскрывать (5.08.2011)
Убийство, которое никто не хотел раскрыватьЛев РОЖАНСКИЙ

В ночь на 1 июля 1973 года в Бетесде, штат Мэриленд, у своего дома был застрелен военно-воздушный атташе Израиля в Вашингтоне Джозеф Алон. Наутро об этом прочитал за завтраком в местной газете один обычный американский подросток, живший всего в трех кварталах от места происшествия и традиционно подрабатывавший в летнее время на заправке, которая принадлежала его отцу. «Это июльское утро стало поворотным пунктом в моей жизни, - пишет вице-президент компании Strategic Forecasting (Stratfor) Фред Бэртон в книге “Погоня за тенями” (Chasing Shadows: A Special Agent’s Lifelong Hunt to Bring a Cold War Assassin to Justice. By Fred Burton and John Bruning / Palgrave Macmillan, New York). – Впервые насилие ворвалось в единственное место, где я чувствовал себя в безопасности, - в мой дом. У меня было довольно туманное представление о том, что вне городских пределов Бетесды мир полыхал. Однако здесь, в тихом и укрытом листвой пригороде, эти вещи нас как бы не касались».
Однако потрясение и возникшее в связи с этим чувство уязвимости сыграли решающую роль в том, что Фред Бэртон выбрал для себя путь защитника спокойствия и мира - сначала он пошел в полицию, а потом стал агентом по борьбе с терроризмом в дипломатической Службе безопасности (Diplomatic Security Service – DSS). И все это время, чем бы ему ни приходилось заниматься, - при том, что поездил и повидал он достаточно ужасов, не на одну жизнь хватит, - в его памяти всегда оставался тот случай, который уничтожил его «иллюзию безмятежности», преступление, которое так и осталось нераскрытым.
Подробности...
«Поток сознания» в Освенциме и Бухенвальде (5.08.2011)
«Поток сознания» в Освенциме и БухенвальдеЛев РОЖАНСКИЙ

«Кто-то, по всей видимости, оклеветал Йозефа К., потому что, не сделав ничего дурного, он попал под арест».
Франц Кафка «Процесс»
(Перевод Р. Райт-Ковалевой)

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить – Йозеф Крамер, герой романа Ханса-Гюнтера Адлера «Панорама» (Panorama. By H.G. Adler. Translated from the German by Peter Filkins / Random House, New York), восходит к хрестоматийному персонажу Кафки. Так, во всяком случае, полагает Питер Филкинс, переводчик написанной более 50 лет назад «Панорамы» на английский язык, и неудивительно: Адлер (1910-1988) принадлежал к той же самой группе пражских немецкоязычных литераторов, что и Кафка; после двух мировых войн этот уникальный феномен, выросший из культурного космополитизма Австро-Венгерской империи, перестал существовать. Как пишет в послесловии к только что вышедшему первому англоязычному изданию «Панорамы» Петер Демец, профессор Йельского университета и по рождению также пражанин, «начиная с последней трети девятнадцатого века, еврейские отцы в Праге были в большей или меньшей ступени удачливыми бизнесменами, между тем как их сыновья, которым в чешской Праге доступ к любому виду политической карьеры был закрыт, предпочли, назло своим отцам-материалистам, становиться поэтами, интеллектуалами и учеными. [...] Адлер изучал литературу, философию и музыковедение в Пражском университете, он писал диссертацию на тему “Клопшток и музыка” и жил в Берлине (где занимался исследованиями в национальной библиотеке), в то время как по его улицам триумфально печатали шаг колонны штурмовиков». Впоследствии специалист по творчеству немецкого религиозного поэта XVIII века опять увидел нацистов воочию – после того как они оккупировали Чехословакию, – и семитская доля привела его сначала в принудительный трудовой лагерь, затем в Терезиенштадт, показушный «еврейский рай», придуманный гитлеровцами для демонстрации Красному Кресту и прочим гуманитариям; через два года он был отправлен в Освенцим и в конечном итоге в Бухенвальд, где и дотерпел до освобождения. «Панорама» стала, по всей вероятности, первым в мировой литературе художественным произведением, где описан Холокост...
Подробности...
Канадская литературная организация: начало пути (30.05.2011)
Михаил БЛЕХМАН

Международная ассоциация писателей и публицистов (МАПП) - это одна из крупнейших и авторитетнейших международных литературных организаций. МАПП объединяет около 1300 литераторов из 42 стран мира, со всех континентов. В состав МАПП входят известные, очень известные и даже знаменитые писатели - такие, как, скажем, Вацлав Гавел (Чехия), Умберто Эко (Италия) и другие. Штаб-квартира Ассоциации находится в столице Латвии Риге, ставшей в последнее время своего рода литературной столицей Европы.
МАПП - 10 лет, её возглавляет талантливый публицист, в прошлом - журналист-международник Марат Каландаров. Он же был и одним из основателей МАПП. Вместе с Каландаровым у истоков Ассоциации стояли прославленные современные писатели Василь Быков и Владимир Максимов.
Подробности...
Евреи Рузвельта (30.05.2011)
Лев РОЖАНСКИЙ

Франклин Рузвельт был первым великим героем американских евреев. Им восхищались, ему едва ли не поклонялись, причем до такой степени, что это далеко превосходило уважение по отношению к любому политику или общественному деятелю до него и не было достигнуто никем из них впоследствии. Обещаннная Рузвельтом экономическая и социальная справедливость была созвучна основным пружинам еврейской культуры и этике Ветхого Завета и его пророков. И, разумеется, эти темы имели особенный резонанс во время полных отчаяния дней Великой депрессии.
Еврейское доверие Рузвельту подкреплялось беспрецедентным количеством евреев, приехавших в Вашингтон, чтобы служить Новой Сделке. В самом деле, их было так много, что они вызывали некоторое отторжение и становились поводом для антисемитских выпадов. Но американские евреи вполне были в состоянии игнорировать подобные нападки. Это была самая богатая, самая влиятельная еврейская община в мире, занимавшая лидирующие позиции в правительстве, коммерции и искусстве.
Однако к тому времени, когда Франклин Рузвельт скончался на своем посту в 1945 году, шесть миллионов европейских евреев были убиты нацистами, и ни сам он, ни американские евреи практически и пальцем не шевельнули, чтобы им помочь. Как же Рузвельт, как страна, во главе которой он стоял, как американское еврейство позволили, чтобы это произошло?»
Роберт Шоган «Прелюдия к катастрофе»
Подробности...
Жили в Лодзи братья Ашкенази (30.05.2011)
Лев РОЖАНСКИЙ


Жили в Лодзи братья АшкеназиМолодые люди в Лодзи стали сбривать бороды и носить мирскую одежду. Пораспахивали свои двери рестораны, кабаре и казино. Венгерские танцорки понаехали сюда за карьерой и тугим кошельком. Цирки и карнавалы катили из Варшавы и Петербурга, Берлина и Будапешта. Русские чиновники и офицеры загребали взятки и отступные, которые тратили на вино, женщин и карты. Лодзь пила, пела песни, плясала, ходила по театрам, веселилась в публичных домах, блефовала. Богатые хасиды были захвачены духом гульбы. Они засиживались в кошерных ресторанах, в которых официанты в шелковых ермолках разносили жирные гусиные ляжки и дородные официантки предлагали жареный горох с пенившимся пивом. Беспутные юнцы-хасиды, кормившиеся щедротами отцов своих молодых жен, переставали изучать Тору и в домах учения украдкой резались в карты...
Подробности...
«Нести свет в темный угол Апулии...» (30.05.2011)
Лев РОЖАНСКИЙ

(Невероятная история о итальянских крестьянах, принявших иудаизм в фашистской Италии)

Странные послания стали поступать, начиная с августа 1931 года, в итальянские еврейские организации. Сначала это были открытки, на которых только перечислялись имена неких людей, желающих перейти в Моисееву веру, и обратный адрес: город Сан Никандро, провинция Фоджа. Ответ пришел всего на одну: рекомендация обратиться в Рим, в офис Главного раввина Италии. В конце сентября очередное письмо из Сан-Никандро достигло адресата. Автор заверял «Его Превосходительство», что никаких корыстных или враждебных целей он и его товарищи не преследуют, но лишь подчиняются высшему зову. «Вдохновленные Небесным Видением и Внутренним Голосом», писал далее автор, он и его последователи уже некоторое время являются «убежденными и безоговорочными приверженцами Единого Живущего Бога, который привел их к пониманию, что они тоже есть истинные Сыны Израилевы». Письмо завершалось призывом к «Его Превосходительству» стать для них добрым отцом и пастырем и помочь им узнать, что они должны делать и каким законам следовать, ибо «здесь нет у нас никаких поучений, дабы обрести то, к чему побуждает нас вдохновение по воле Высшего Бога, озарившего нас и направившего по верному пути».
Подробности...
Сэр Моше (29.03.2011)
Еврейский книжный мир

Лев РОЖАНСКИЙ


Сэр МошеДетей звали Моше, Эсфирь, Авраам, Сара, Абигейл, Ревекка, Юстина и Горацио. Самый младший получил свое имя в честь адмирала Нельсона. Юстина, предположительно, имела какую-то параллель в древнееврейском. Первые шесть имен, разумеется, библейские. «Вероятно, - пишет Абигейл Грин, автор книги “Моше Монтефиоре: Освободитель евреев, герой империи” (Moses Montefiore: Jewish Liberator, Imperial Hero / The Belknap Press of Harvard University Press. Cambridge, Massachusetts, and London, England), - со временем родители Монтефиоре начали чувствовать себя несколько меньше евреями и несколько больше – англичанами». Моше родился 24 октября 1784 года. В английском обиходе имена их, разумеется, звучали по-другому: Мозес, Эстер, Абрахам… Джозеф, Рэйчел, Джудит...
Осенью 1873 года он нередко посещал Юстину, которая тяжело болела. Она умерла в октябре. В своем дневнике Моше Монтефиоре записал: «Она была младшей из восьми детей. Я, старший, милостью Божьей, все еще жив, с надеждой совершения какого-нибудь добра». Месяц спустя одна газета сообщает о смерти его самого. «Благодарю Бога, - стоически замечает Монтефиоре, - за то, что он дал мне возможность своими ушами услышать этот слух и своими глазами прочитать о нем – и без очков».
Подробности...
Дар созидания (28.11.2010)
Еврейский книжный мир

Дар созиданияЛев РОЖАНСКИЙ

Банкир Изайяс Хеллман и история Калифорнии

Дар созидания«Хеллман приехал! Хеллман в городе!» - новость быстро разнеслась по охваченному паникой Лос-Анджелесу. Начиная с апреля 1893 года, Америку поразил очередной кризис, когда европейские инвесторы, напуганные признаками нестабильности в ее финансовой системе, начали в массовом порядке выводить из нее капиталы. В мае обрушился рынок акций, люди бросились в банки за своими вкладами, чтобы получить их обратно в звонкой монете, однако удовлетворить запросы те не могли и стали закрываться. Вал тревоги докатился до Калифорнии 20 июня. Поначалу банковские клерки еще выдавали золото, но вскоре один за другим банки начали закрываться. 21 июня только один из них продолжал платежи - Farmers and Merchants Bank, но к полудню и у него положение стало критическим – золота в сейфе оставалось всего на 43 тысячи долларов, и это при том, что за полтора дня вкладчики забрали его на 400 тысяч. Но в эти минуты на вокзал San Fernando Depot уже въезжал прибывший из Сан-Франциско поезд с бронированным вагоном, который тут же окружили вооруженные охранники. Мешки с золотыми монетами были перегружены на повозку, которая двинулась по направлению к банку, всего в нескольких кварталах от вокзала. Рядом ехали президент Изайяс Хеллман и его брат Герман, вице-президент. И когда люди, сгрудившиеся в длиннющей очереди у окон Farmers and Merchants Bank, увидели, как внутри на прилавках стали вырастать золотые башни, их беспокойство улеглось, многие, уверившись в прочности банка, решились вернуть в него свои накопления – к концу дня его депозиты даже возросли. Паника прекратилась. «Никогда ранее экономика Калифорнии не зависела так от действий одного человека, - пишет Фрэнсис Динкельшпиль, автор книги о своем прапрапрадеде Изайясе Хеллмане, названной “Золотые башни” (Towers of Gold: How One Jewish Immigrant Named Isaias Hellman Created California. By Frances Dinkelspiel / St. Martin’s Press, New York). – И это будет не последний случай».

Подробности...
Побег из Атлита (2.11.2010)
Еврейский книжный мир

Побег из АтлитаЛев РОЖАНСКИЙ

Побег из АтлитаИх привозят сюда в вагонах для перевозки скота. Территория окружена тремя рядами колючей проволоки. На вышках дежурят часовые. Ворота распахиваются. Потом всех ведут к большому деревянному сараю. Здесь мужчин и женщин разделяют, каждая очередь стоит перед своей дверью, из-за которой доносится грохот каких-то машин. Им говорят, что надо будет принять душ, а одежду сдать для санобработки. Женщины начинают плакать, кто-то из мужчин молится. Август 1945 года, английский концентрационный лагерь Атлит, подмандатная Палестина...
Сейчас на этом месте музей. Несколько лет назад его посетила одна американка. Потом она пешком отправилась в горы, в бывший кибуц Бейт-Орен, на месте которого построили гостиницу для туристов. В небольшом домике старый сейф хранит скудный архив. Листая папку со старыми документами, она замечает там фотографию – четыре молодые женщины стоят, обнявшись. Кто они, спрашивает она. Местный старожил и по совместительству историк этого кибуца, пожимает плечами. Так у гостьи, американской писательницы Аниты Диамант возник замысел книги о событиях, происходивших здесь более 60 лет назад. Он и нашел воплощение в романе «Ночь сменяется днем» (Day After Night. By Anita Diamant / Scribner, New York-London-Toronto-Sydney).
«Всего за полмили к западу от Атлита морские волны бьются о каменистый берег. В сильный прибой отюда слышно, как шипят и вздыхают заливаемые водой валуны. Но восточной стороне горизонта к небу тянутся вершины горы Кармель – в согласии со своим названием, kerem-el, “ виноградник Бога”. Иногда можно разглядеть свечи в дальней деревне, но не сейчас. Для этого ночь уже слишком стара.
В горах царит прохлада, но в Атлите жарко и сыро. Лампочки под потолком мигают и жужжат во влажном воздухе, тяжелом как одеяло. Ничто не движется. Даже часовые на сторожевых башнях мирно клюют носом, убаюканные тишиной и выжатые, как и их узники, давящей жарой.
В этот час уходящей ночи нет ни политики, ни сожалений, ни волокиты, ни ожидания. Все это вернется с подьемом солнца. Каждый, кто заключен в Атлите, ждет ответа на одни и те же вопросы: “Когда я отсюда вырвусь? Когда придет конец прошлому?..»
Подробности...
БАБУШКА СТАСЯ (29.09.2010)
Елена БАБЕНКО

Глава 1

БАБУШКА   СТАСЯЗа исключением праздничных и выходных дней, когда за завтраком собиралась вся семья, каждое утро Ляльку кормили манной кашей. Лялька терпеть её не могла, поэтому вредничала, и накормить её было занятием не из лёгких. Что только ни придумывала бабушка Стася, чтобы засунуть ей в рот лишнюю ложку манной каши. Бабушка доставала коробочку, в которой хранились старые пуговицы. Пуговиц было много, все они были разноцветные, разных размеров и разных конфигураций. Кроме того в коробочке была ещё масса захватывающих вещей – бляхи, пряжки, стеклярус, разноцветные бусинки и много другой чепухи, которая обычно хранится в каждом доме. Пока Лялька с интересом разглядывала и перекладывала всё это добро, бабушка умудрялась засунуть ей в рот очередную порцию каши.
Иной раз бабушка доставала альбом со старыми фотографиями. Рассматривая фотографии и слушая удивительные истории, которые рассказывала бабушка, Лялька быстро съедала всю кашу. На фотографиях были какие-то незнакомые люди, мужчины и женщины, красивые и не очень, молодые и старые; были и дети. Их одежда выглядела странно. На женщинах были длинные платья и какие-то замысловатые шляпки, на мужчинах - сюртуки; у многих из них были большие, окладистые бороды и усы.
На одной из фотографий были двое детей. Девочка 4-х лет – больше похожая на мальчика, так как была коротко подстрижена, и мальчик 3-х лет – похожий на девочку, с длинными вьющимися волосами. Девочка держала в руках букетик цветов, у мальчика в руках была трость. Бабушка, показывая эту фотографию Ляльке, говорила, что эта девочка – Лялькина мама. Лялька очень удивлялась: ну как могла мама быть такой маленькой?! Не меньшее удивление вызывала фотография юной стройной красавицы с распущенными очень длинными волосами. Девушка сидела, и, насколько длинны были её распущенные по плечам густые, закрывающие её почти всю чудесные волосы, – можно было только догадываться. Девушка с фотографии очень по-доброму улыбалась. Когда бабушка говорила, что это фотография её самой в молодости, Лялька прямо захлёбывалась от смеха: она знала, что таких «молодых бабушек» не бывает. Она думала, что бабушка шутит: уж очень эта красивая девушка с фотографии была не похожа на бабушку, разве только улыбались они одинаково.
Подробности...
В старом Вильно (30.08.2010)
В старом ВильноЛев РОЖАНСКИЙ

В старом ВильноВ мае 2010 года в маленькой квартире в Бронксе умерла Инна Граде, вдова одного из крупнейших мастеров литературы идиш прошлого века Хаима Граде. Почти тридцать лет после кончины мужа она практически держала под спудом его немалый архив, не подпуская к нему почитателей его таланта и специалистов, жаждавших только одного – публикации неизданных сочинений писателя. «Что более всего возмущало в ней тех, кто принадлежал к миру литературы идиш, - пишет в электронном журнале Tablet его обозреватель Марисса Бростоф, - это то, что многие из них любили творчество ее покойного мужа и, так же как и она, хотели, чтобы с ним познакомились как можно больше читателей. Но она выбрала иную стратегию. Инна Граде, по всей очевидности, скорее боялась плохих переводов и неважных адаптаций, чем вообще никаких переводов и адаптаций». Для того чтобы переводить Хаима Граде, рассказал ее врач, надо было быть на его уровне, а Инна считала, что это только она и есть. Все же несколько произведений Граде были переведены на английский язык, в том числе считающийся его шедевром двухтомный роман «Ешива». Еще при жизни он котировался среди знатоков не менее высоко, чем единственный нобелевский лауреат от литературы идиш Исаак Башевис-Зингер, однако широкому читателю известен гораздо меньше. Только в этом году, например, на русском языке в Москве увидел свет первый сборник его рассказов, «Немой миньян». Посмотрим, как сейчас сложится судьба наследия Хаима Граде – приобретением его архива заинтересовался крупнейший в Америке исследовательский центр истории европейского еврейства, YIVO (Yidisher Visnshaftlekher Institut, основанный, между прочим, в 1925 году в том же, еще польском, Вильно), но в последний момент было обнаружено завещание Инны Граде, согласно которому все бумаги покойного писателя должны поступить в распоряжение Еврейского университета в Иерусалиме.
Подробности...
На стамбульском погосте, или Триста лет спустя (30.07.2010)
На стамбульском погосте, или  Триста лет спустяЛев РОЖАНСКИЙ


Еврей – это тот, кого люди считают евреем.
Жан-Поль Сартр

В Стамбуле, на азиатской стороне Босфора, лежит кладбище, которое называется Бюльбюльдере, что означает Соловьиная долина. Оно поделено на две секции, одна совсем запущена – надгробия покрошились, в трещинах проросли сорняки, многие могилы вскрыты – кто-то искал золото или другие драгоценности, - так что можно видеть кости погребенных; другая почище – там явно прибираются, цветы кто-то поливает, да и могильные камни не битые. В первой, однако, все уцелевшие памятники имеют на себе фотографии, изображающие элегантно одетых, явно небедных людей, и эпитафии - некоторые из последних велеречиво пространны. «Пятьдесят восемь лет своей жизни покойный посвятил турецкой музыке. Он сочинил более пятисот произведений и обучил сотни учеников. Этот утонченный ум, сотворивший величайшие песни турецкой музыки в прошлом веке, сейчас перемешан с землей. Да простит Господь грехи покойного посреди райских песнопений и да утешит его супругу и дочь тем соображением, что имя его не останется забытым в музыкальном мире!» Или еще одна: «Я провел свою жизнь, страдая от многих болезней. Я изучил английский, французский и немецкий языки и литературу на них. Вскоре после того, как мы унаследовали дело отца нашего отца в Манчестере, я оставил его моему брату Нури, истинному наследнику моего успеха, который и возвысил нашу семью. Я был похоронен в возрасте двадцати двух лет в Салониках. Сейчас там не осталось даже костей. Чтобы помнить мое имя, они поставили мою фотографию на могиле Нури». Салоники – в этом городе, принадлежащем сегодня Греции, рождены почти все, кто здесь похоронен. Как оказались они в Стамбуле?
Подробности...