О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Тень пророка над Йельским университетом (17.09.2009)
Лев РОЖАНСКИЙ

Ютте Клаузен, профессор Университета Брандейса и видный специалист по мусульманской культуре в Европе, написала книгу, посвященную так называемому «карикатурному скандалу», когда после публикации в 2005 году датской газетой Jyllands-Posten нескольких карикатур на пророка Мухаммеда по разным странам мира прокатились манифестации мусульман, сопровождавшиеся насилием и кровью. Так она и назвала ее – «Карикатуры, которые потрясли мир», сугубо академическое исследование, с фактами и цифрами в руках. И, естественно, для наглядности в нее были включены репродукции 12 карикатур, начиная с той, вызвавшей наибольший резонанс, на которой пророк изображен в чалме-бомбе с горящим фитилем. Книгу приняло и собралось печатать издательство одного из флагманов «Плющевой лиги» Иельского университета, выход в свет намечен на ноябрь 2009 года. И тут вдруг образовалась закавыка.
Продолжение:
23 июля Ютте Клаузен пригласила на чашку кофе ее йельская коллега, директор Совета по ближневосточным исследованиям профессор Марсия Инхорн. За столиком одного бостонского кафе ее ожидали также директор университетского издательства и вице-президент самого университета. По предложению издателя профессор Инхорн заявила опешившей авторессе, что публикация ее исследования возможна единственно при условии изъятия 12 изображений, которым оно собственно и посвящено. А как быть с гравюрой Доре к дантовскому «Аду», изображающей пророка именно там? Тоже убрать. А репродукция Сальвадора Дали? Нет, ни-че-го! Но на каком основании? Ответ был точно таким, как воспроизвело в своем официальном заявлении издательство Иельского университета: «Если Йель выпустит данную книгу хотя бы с одной из предложенных иллюстраций, это может спровоцировать протесты, сопровождающиеся насилием». В подтверждение собеседники Клаузен сослались на единодушное мнение пары десятков экспертов – при этом ей было заявлено, что ознакомиться с их заключениями она сможет только в препарированном виде и только если подпишет соглашение о конфиденциальности, обязывающее ее никому и никогда не рассказывать о прочитанном. Подписать соглашение Клаузен отказалась, однако разрешение на снятие иллюстраций все же дала.
История с цензурированием книги Клаузен получила широкую и нелицеприятную для Йельского университета огласку. Двадцать пять его известных выпускников организовали Yale Committee for Free Press и опубликовали письмо с требованием вернуть снятый материал в книгу Клаузен. «Йель не имеет права выступать арбитром того, что “безопасно” печатать. Подобная цензура нарушает его собственную четкую позицию: “Превыше всего каждый член университета обязан разрешать в нем свободу выражения... Каждое официальное лицо университета имеет особое обязательство беречь свободу выражения и гарантировать ее соблюдение”». Следующим образом квалифицировала позицию Йеля American Association of University Professors: «Мы не ведем переговоров с террористами. Мы только уступаем их предполагаемым требованиям». Узнав об исключении иллюстраций из книги Клаузен, мусульманский ученый Реза Аслан, чьи похвальные слова о ней должны были быть напечатаны на ее обложке, отозвал их – и тоже в знак протеста. Эта книга – исчерпывающий отчет обо всем конфликте, сказал он, «но невключение в нее самих карикатур представляется мне, честно говоря, идиотизмом...». По словам самой Клаузен, ее «мусульманские друзья, лидеры и активисты полагают, что весь инцидент [карикатурный скандал] был неправильно воспринят, и поэтому карикатуры должны быть перепечатаны, чтобы это можно было обсудить».
Отвечая на звонок кореспондента The New York Times, директор издательства Йельского университета Джон Донатич объяснил, что решение изъять иллюстрации было тяжелым, но рекомендации сделать это были «сверхубедительными и единодушными». Все карикатуры свободно доступны в интернете, и их можно в деталях описать словами, так что перепечатка их вполне может быть воспринята как избыточная. И под конец Донатич приберег совершенно патетический аргумент о том, что когда ему надо выбирать между изданием книги Ютты Клаузен с иллюстрациями и «кровью на его руках», то вопроса не существует.
Так с чем мы имеем в конце концов дело: вдруг и вправду йельская администрация являет собой образец предусмотрительности и заботы о том, как бы не вызвать очередные всемирные протесты оскорбленной в лучших чувствах паствы пророка? Ответ на это следует начать с того, что подстрекательская антихристианская кампания, унесшая в кровавых погромах 2005 года более двухсот жизней, отнюдь не была спонтанной реакцией – книга Клаузен доказательно демонстрирует, что это были «оркестрованные демонстрации экстремистов в Дании и Египте, которые стремились повлиять на исход тамошних выборов, а в Пакистане, Ливане, Ливии и Нигерии их целью была дестабилизация правительства. Карикатуры стали лишь предлогом, способом для мобилизации оппозиционных сил в мусульманском мире». По мнению видного исламоведа Мартина Креймера, переиздание упомянутых иллюстраций в академическом исследовании не имеет потенциала для всплеска насилия. «Экстремисты всегда ищут, что бы еще можно использовать в их целях, но это должно быть чем-то новым, не имевшим прецедента (воображаемым) оскорблением ислама. “Ад” Данте, “Сатанинские стихи” Рушди, датские карикатуры – все это уже старые обиды, слишком знакомые, чтобы разжечь пожар возмущения». Вызывает сомнения и история с экспертами, явно заказными, – отчего такая завеса секретности? Если уж на то пошло, то опасаться разглашения своих имен (как вероятных жертв мести исламистов?!) следовало бы противникам цензуры в Йеле, а сторонникам осмотрительности чего бояться? На них даже в суд не подать...
Нельзя не отметить предположения газеты The Washington Times, что в решении по книге «Карикатуры, которые потрясли мир» могли сыграть роль финансовые интересы. Йель очень активно изыскивает средства в мусульманских странах, а в 2007 году официально запустил новую инициативу по расширению программ изучения Ближнего Востока. Осенью же этого года университет произвел симптоматичное назначение – некая арабская дама по имени Муна Абу Сулейман стала Yale World Fellow, специальной программы для подготовки будущих руководителей. Почему? Видимо, все-таки потому что госпожа Сулейман является исполнительным директором фонда, принадлежащего саудовскому принцу Аль-Валиду бин Талалу и отгрузившего ранее 20 миллионов долларов Гарварду и Джорджтауну на создание центров арабских и мусульманских исследований. Хотя Йель стойко отрицает какую-либо финансовую подоплеку инцидента с Клаузен...
Попробуем поверить университетским чиновникам. Допустим, что ими руководили сугубо гуманитарные соображения. Но даже если так, не говорит ли это о порочной в своей основе идеологии умиротворения зла, готовности некоторых сверхтолерантных либералов охотно отказываться от фундаментальных свобод, наподобие, как в данном случае, свободы слова, – и ради чего? Чтобы продемонстрировать экстремистам, что насилие работает? Что можно жить и в наморднике, если кто-то пригрозит пальнуть в окно? Один блоггер на вебсайте Jihad Watch так и ответил сердобольному издателю Донатичу: «Не на ваших руках будет кровь, господин Донатич. Она будет на руках тех мусульманских фанатиков, которые готовы убивать из-за картинок. На их головах она будет, а не на вашей. Здесь одна из наших главнейших проблем – мы позволяем иррациональным, кровожадным типам диктовать нам условия и милостиво дозволять нам переносить ответственность за их иррациональные, исполненные ненависти деяния на самих себя».
Закончим высказыванием исполнительного редактора журнала Commentary Джонатана Тобина на форуме Contentions: «Уступка крупнейшего университета и престижного издательства диктату исламистских убийц и тем “дипломатам” и “ученым”, которые верят в умиротворение исламизма, устанавливает новый уровень поликорректности в “Плющевой лиге”. Но гниение идет еще глубже. Те, кому не нравится Европа, где любая критика исламистского экстремизма отметается как исламофобия и расизм, должны озаботиться тем плацдармом, который подобное умонастроение обрело в Нью-Хейвене [город, где находится Йельский университет] и других цитаделях академической учености. Западной культуре, согласной подвергать цензуре научную деятельность, ради того чтобы не раздражать иррациональных экстремистов в арабском и мусульманском мире, угрожает серьезная опасность утраты воли к защите самой себя».