О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Горький боролся с антисемитизмом (29.10.2009)
Горький боролся с антисемитизмомЕврейская тема занимает важное место в творчестве Максима Горького, особенно в его публицистике. В статьях на эту тему он выступает последовательным и бескомпромиссным врагом антисемитизма и антисемитов, убежденным другом еврейского народа.
Продолжение:
Атмосферу конца XIX и начала XX века в России один публицист охарактеризовал так: "Ненависть к евреям считалась чуть ли не гражданским долгом". В условиях постоянного нарастания юдофобских настроений, повторяющихся погромов, враждебных выпадов со стороны правой прессы и введения царским правительством жестоких антиеврейских мер прогрессивные деятели русской культуры и науки решительно встали на защиту евреев и активно боролись с антисемитизмом. Здесь можно назвать много имен. Однако первым по праву следует назвать Максима Горького. Он был подлинным патриотом России, однако ему чужд был узкий воинственный национализм и шовинизм. Он четко видел те пороки и предрассудки, которые были свойственны тогдашнему обществу, особенно русскому мещанству.
Горький стал ярым врагом антисемитов еще в юношеские годы после еврейского погрома в Нижнем Новгороде, описанного им в очерке "Погром" (впервые напечатан в 1901 году в сборнике "Помощь евреям, пострадавшим от неурожая").
Антисемитизм во всех его проявлениях - от теоретического юдофобства до погромов - Горький считал наследственным грехом какой-то части русского народа, порождением его истории и психологии.
Первая публикация Алексея Максимовича о евреях датируется 22 июля 1896 года в газете "Одесские новости". В 1900 году по инициативе Максима Горького вышел сборник "Погром". В нем резко осуждались антисемитизм и преступления погромщиков. Подчеркивалось, что эти преступления позорят русский народ. В сборнике кроме Горького приняли участие писатели Гарин-Михайловский, Вересаев, выдающиеся ученые Тимирязев и Сеченов. Черносотенная пресса объявила, что все эти авторы - скрытые евреи и враги русского народа. В одном из своих писем (1901 год) Горький писал: "Мне глубоко симпатичен великий в своих страданиях еврейский народ. Я преклоняюсь перед силой его измученной веками тяжких несправедливостей души, измученной, но горячо мечтающей о свободе. Хорошая, огненная кровь течет в жилах еврейского народа".
Эта характеристика проходит через все художественно-публицистическое творчество писателя. Горький считал, что народу России не присущи антисемитские настроения. Если они есть у какой-то его части, то это результат антисемитской пропаганды людей, которых и людьми-то назвать нельзя. Силы тьмы, как называл антисемитов Горький, в стране довольно влиятельны и зачастую берут верх над силами света.
В русских евреях Максим Горький видел честных тружеников, приносящих огромную пользу России. Он писал:
"Из всех племен, входящих в состав империи, евреи - племя, самое близкое нам, ибо они вложили и вкладывают в благоустройство России наибольшее количество своего труда".
В 1919 году писатель выпустил книгу "О евреях", изданную Петроградским Советом. Он писал, что позорное для русской культуры положение евреев на Руси - это тоже результат нашей небрежности к самим себе, нашего равнодушия к запросам жизни. Писатель подчеркивал:
"Я не сумею говорить об антисемитизме и юдофобстве так, как надо говорить об этом. Не потому не сумею, что нет сил, нет слов, а потому, что мне мешает нечто, чего не могу преодолеть. Я нашел бы слова достаточно злые, тяжелые и острые, чтобы бросить их в лицо человеконенавистников, но для этого я должен опуститься в какую-то грязную яму, поставить себя на один уровень с людьми, которые мне органически противны. Я склонен думать, что антисемитизм неоспорим, как неоспоримы проказа, сифилис, и что мир будет вылечен от этой постыдной болезни только культурой, которая хотя и медленно, но все-таки освобождает нас от болезней и пороков. Это, конечно, не снимает с меня обязанности всячески бороться против развития антисемитизма, всячески по мере моих сил оберегать людей от заразы юдофобства, ибо мне близок еврей сегодняшнего дня".
Классик русской и мировой литературы Горький считал, что евреи - старые крепкие дрожжи человечества. Они всегда возвышали дух его, внося в мир беспокойные, благородные мысли, возбуждая в людях стремление к лучшему.
"Бессмысленно, вредно для нас - подчеркивал писатель, - угнетать народ, который дал миру величайших пророков правды и справедливости и который по сей день одаряет мир людьми великого таланта и ума". Горький обратился с призывом ко всем прогрессивным людям России: "Пора нам выступить на защиту евреев со всей силой, какую мы способны развить, пора оказать им полную и всемерную помощь. Да будет слово делом!"
Трагедия, которая произошла 19-20 апреля 1903 года в Кишиневе, относится к числу самых гнусных преступлений царского режима. Спровоцированная черносотенцами темная масса истязала и убивала беззащитное еврейское население. Это трагическое событие взволновало все прогрессивные силы, общественность России. Горький пригвоздил к позорному столбу вдохновителей и организаторов этого и других еврейских погромов, назвав имена Суворина, Буренина, Крушевана, Пятковского и других известных антисемитов.
Он заявил: "Вот истинные виновники ужас наводящего преступления в Кишиневе".
Ненависть к евреям - явление звериное, зоологическое, с ним нужно бороться.
В истории русской культуры Максим Горький больше всего подходит для того, чтобы называться искренним другом еврейского народа.
Алексей Максимович высоко ценил деятельность Бунда, считал его подлинным образцом социал-демократической организации. Писатель в ряде своих высказываний подчеркивал, что сионистское движение - это естественная реакция на преследования евреев и отражает их стремление к созданию своего государства на священной земле.
В 1905 году, в период Первой русской революции, Горький открыто помогал организациям Бунда и еврейским отрядам самообороны денежными средствами.
Весной 1906 года Максим Горький приехал в США. Еврейская община устроила ему прием, который мог бы сравниться только с приемом Гарибальди, вождя освободительного движения Италии во время его пребывания в Америке. На многотысячном митинге евреев Нью-Йорка писатель выступил с яркой речью, в которой заклеймил антисемитов, которые пытаются тащить мир назад, в средневековье.
- Они, - подчеркнул Горький, - враги не только евреев, но и всего человечества.
Там же, в Нью-Йорке, Горький выступил с лекцией "О еврейском вопросе". В этой лекции он, в частности, сказал:
"В продолжение всего пути человечества к прогрессу, к свету еврей стал живым протестом против всего грязного, всего низкого в человеческой жизни, против грубых актов насилия человека над человеком, против отвратительной пошлости и духовного невежества".
Во время Первой мировой войны участились погромы, которые сопровождались выселением евреев из прифронтовой полосы. Черносотенцы использовали подходящий момент и подняли вой: евреи предают Россию. По инициативе Горького было создано "Русское общество для изучения еврейской жизни", Горький активно боролся с юдофобами и антисемитской клеветой. С чувством глубокой обиды за евреев Максим Горький писал:
"Солдату-еврею, который защищает Русь, приходится видеть, как русские люди, с которыми и для блага которых он проливает свою кровь, эти люди разоряют города и деревни его единоверцев".
Обращаясь к передовым людям России, призывая их протестовать против преследования евреев, писатель говорил:
"Подумайте, что чувствует еврей-солдат, отдающий мужественно свою жизнь для блага нашего, что чувствует этот человек, защищая страну, откуда его гонят, где ему не дают свободно дышать, где так часты еврейские погромы и возможны такие преступления против духа справедливости, как процесс Бейлиса".
В 1915 году по инициативе Горького был издан сборник "Щит". Он был редактором и составителем этого сборника. В нем были помещены статьи политических деятелей - Милюкова и Кусковой, писателей Л.Андреева, К.Бальмонта, Д.Мережковского, И.Бунина, Ф.Сологуба, философов В.Соловьева и С.Булгакова, ученых Бехтерева и Ковалевского, содержащие резкую критику антисемитизма и всей политики царизма в еврейском вопросе. В статье самого Горького в этом сборнике бесправие евреев рассматривалось как концентрированное выражение социального и морального гнета, царящего в России.
В 1917-1918 гг. в газете "Новая жизнь" Максим Горький опубликовал цикл статей. Он предупреждал, что и после падения царизма существует реальная опасность возрождения и распространения антисемитизма. На злобу дня статьи Горького появлялись в петроградской газете "Новая жизнь" чуть ли не ежедневно. Газета была открыта после Февральской революции и закрыта после Октябрьской. Издавалась с 1 мая 1917 года до 16 июня 1918 года. Из этих статей возникла уникальная во всей русской литературе книга Горького "Несвоевременные мысли". Перед читателем предстал Буревестник, который не принял бури. Увидев революцию в действии, Горький пришел в ужас. Он понял, как опасно звать народ к буре, к разрушению. "Несвоевременные мысли" - живой документ трагического периода истории России.
Будучи истинным патриотом России, писатель глубоко переживал постигшие ее беды и потрясения. Вместе с тем, он был ярым противником любых форм ксенофобии, узкого, примитивного национализма. Классик русской и мировой литературы, он питал огромный интерес к культурам других народов. Изучал культуру евреев, их историю, религию, был знаком и переписывался с деятелями Бунда и сионистского движения.
Горький хорошо знал и высоко ценил творчество Бялика. В выступлении на Первом Всесоюзном съезде писателей называл его гениальным поэтом. Подлинная дружба связывала Горького с Шолом-Алейхемом. Он проявлял большой интерес к творчеству Шолома Аша и других еврейских писателей.
В рассказе "Букоемов Карп Иванович" Горький изобразил черносотенца с его психологией и повадками бандита с большой дороги при полном отсутствии интеллекта. Ну очень уж этот Букоемов похож на теперешних бандитов из ХАМАСа и "Хизбаллы".
Такое же отвращение, как черносотенцы-громилы, у Горького вызывают идеологи антисемитизма, подводящие под юдофобию "теоретическую базу". В ряде статей и очерков Горький раскрывает природу и корни антисемитизма. В интервью газете "Винер морген цайтунг" (июнь 1922 г.) он так характеризует сущность юдофобства:
"Антисемитизм - это не только "социализм дураков", как его называл Бебель, но также и импотенция бездарностей, которые вымещают свой бессильный гнев побежденного соперника по отношению к более сильному противнику за неимением другого оружия посредством темного суеверия и сознательной лжи".
В статье "Об антисемитизме" Горький характеризует юдофобство как "гибельнейшее выражение человеконенавистничества" и здесь же дает краткий, но выразительный обзор истории развития этого позорного явления в царской России. В 1929 году он напоминает читателю о таких зловещих фигурах, как Александр Третий, Шульгин, Шмаков, Дубровин, о таких трагических событиях, как погромы, дело Бейлиса.
Уже в советское время Алексей Максимович написал статью "Об антисемитах", в которой подчеркнул живучесть этого позорного явления и необходимость постоянной борьбы с ним. Горький отметил, что даже в некоторых произведениях советских писателей, хотя и в завуалированной форме, можно встретить проявления антисемитизма.
Горький сразу же понял опасность германского фашизма, его опасность для евреев - и не только для евреев. Он подчеркивал, что антисемитизм немецких нацистов есть проявление гнуснейшей "теории" расизма. Сегодня они проповедуют антисемитизм, завтра - антиславянизм.
Горький возмущался, что антисемитизм находит себе сторонников и в демократических странах Запада. Отвечая американскому журналу, он писал: "Европа страдает позорной болезнью антисемитизма. Впрочем, болезнью этой заражена и Америка".
Доктор филологических наук, профессор Борис Гиленсон отмечал в "Еврейской газете", что уже во времена советской власти Горький не раз выступал в защиту культуры на иврите, которая преследовалась большевиками. В 1928 году нелегальная конференция преподавателей иврита, которая состоялась в окрестностях Твери, обратилась с письмом к Горькому. Это был один из первых образцов еврейского самиздата.
Посмотрев спектакли театра "Габима", Алексей Максимович был восхищен. Он писал:
"Страшно много труда вложено в этот театр, и создалось еще одно доказательство волшебной силы искусства, талантливости еврейского народа".
Решительная и четкая позиция Горького в еврейском вопросе вызывала ненависть к классику со стороны антисемитов, черносотенцев. Они вопили, что Горький продался евреям. Отвечая им, он писал еще в 1918 г.:
"Да, я подкуплен, но не деньгами, ибо еще не напечатано таких денег, которыми можно подкупить меня, но давно уже меня подкупил маленький древний еврейский народ, подкупил своей стойкостью в борьбе за жизнь, своей неугасимой верой в торжество правды, - верой, без которой нет человека, а только двуногое животное. Да, евреи подкупили меня своей умной любовью к детям, к работе, и я сердечно люблю этот крепкий народ, его все гнали и гоняли, все били и бьют, а он живет и живет, украшая прекрасной кровью своей тот мир, враждебный ему".
* * *
В современной России вроде государственного антисемитизма нет, но антисемиты имеются - и их немало. Есть среди них и литературоведы, и некоторые из них считают себя специалистами по Горькому. Вот, например, один из этих литературоведов - некто профессор А.Столешников. Его мало интересуют художественные произведения классика русской и мировой литературы. Он все пишет и пишет о том, что Горький был врагом русского народа. Почему? А потому что всю свою жизнь боролся с антисемитами и очень уж любил евреев. Столешников пишет:
"Чем интересен Горький? Тем, что это был единственный русский интеллигент, которого не расстреляли люди Троцкого после 1917 года. Потому что он был известным борцом против антисемитизма".
Игнорирует профессор факты. А факты свидетельствуют, что говорить о "расстрельном" отношении к интеллигенции не стоило бы на фоне того, что Троцкий сумел привлечь в Красную Армию тысячи бывших царских офицеров и даже генералов. Многие интеллигенты эмигрировали, но большинство осталось и не только признали Советскую власть, но и верно ей служили.
С Горьким было все сложнее. Он ведь уехал из страны, критиковал большевиков довольно резко, хотя с их вождями вроде даже дружил. Вернувшись на Родину, в конце 20-х годов попал в жесткие "объятия" большевиков, но часто говорил и делал далеко не то, что они хотели слышать и видеть. Хотя, конечно, Сталину удалось использовать Горького во многих пропагандистских акциях.
Профессор Столешников считает, что широкую популярность Горькому в России и в мире обеспечили евреи. Без их поддержки он так бы и остался бродягой. И вообще, Горький, по-видимому, еврей. Русский писатель так активно не выступал бы против антисемитизма. Да что Горький! Столешников считает, что погром в Кишиневе в 1903 году устроили евреи, которые избивали русских. А Горький, Толстой, Короленко там не были и просто не в курсе дела, и поэтому взяли под защиту евреев.
Вот такие сейчас в России есть профессора, "специалисты по Горькому" и ярые антисемиты, которые зачастую лишены остатков здравого смысла.
И вот еще что. В своих статьях о Горьком Столешников обильно цитирует высказывания такого "специалиста по русскому вопросу" как Альфред Розенберг, гитлеровский министр по делам оккупированных территорий. Идейное родство германского нациста и современного русского антисемита налицо.
Максим Горький - фигура сложная, противоречивая и в чем-то трагичная. Споры о нем шли, идут и еще долго будут идти. Но неоспоримо, что он великий гуманист, классик русской и мировой литературы и вклад его в мировую культуру трудно переоценить.
Иосиф ТЕЛЬМАН
Еженедельник "Секрет"