О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Евреи против Израиля: психология капитуляции и коллаборационизма (29.10.2009)
Лев РОЖАНСКИЙ

Выступая со свидетельскими показаниями перед Комитетом ООН по правам человека, рассматривавшим отчет комиссии по расследованию операции «Литой свинец», которую в 2008 году проводили в Газе вооруженные силы Израиля, английский полковник Ричард Кемп (побывавший в Боснии и Афганистане), сказал: «Армия обороны Израиля сделала для защиты прав гражданского населения в зоне боев больше, чем любая другая армия за всю историю войн». Тем не менее Комитет ООН большинством голосов утвердил отчет вышеупомянутой комиссии, обвинившей Израиль в совершении военных преступлений. Главой комиссии был известный юрист из Южной Африки Ричард Голдстоун, по национальности еврей.
Продолжение:
«Отчет Голдстоуна» - а именно под этим названием он войдет в историю – является еще одним отвратительным доказательством предвзятости Объединенных Наций в отношении Израиля, многие органы которых, в том числе пресловутый Комитет по правам человека, в котором доминируют мусульманские и/или диктаторские режимы, целенаправленно стремятся делегитимизировать еврейское государство: любое действие последнего, предпринятое, чтобы защитить себя от вооруженных нападений исламских экстремистов, немедленно предается анафеме, в то время как провокаторы представляются невинными овечками. «Похоже, что судья упустил из виду, - пишет в статье, опубликованной газетой The Guardian, ветеран английской журналистики Гарольд Эванс, - что “Хамас” привержен не просто борьбе с израильской армией, - это террористическая организация, безоговорочно выступающая за уничтожение израильского государства. […]“Хамас” выпустил по Израилю 70 тысяч ракет – подразумевая, что каждая должна убить как можно больше людей, - в то же время презрительно отмахиваясь от неоднократных предупреждений Израиля остановиться или понести ответственность за последствия». Военным преступлением были сами эти ракетные обстрелы, заявляет Эванс, и они должны были быть повсеместно осуждены как таковые. Месяц за месяцем ракеты падали на Израиль, но никто из мировых моралистов не спешил осудить «Хамас». Но как только Израиль отреагировал, то он тут же был обвинен в «непропорциональном» ответе. Никто при этом не задумался, иронизирует Эванс, а какой должна быть «пропорциональная» военная операция против врага, приверженного уничтожению твоего народа. Может быть, уничтожение его собственного народа?
Вывод Эванса – «Отчет Голдстоуна» завоевал золотую медаль за установление морального равенства между убийцей и его жертвой – разделяет и усиливает другая английская журналистка, Мелани Филлипс. По ее словам, подход, принятый Голдстоуном, является «перевернутой моралью». «Израиль, который осуществлял операцию, с изумительной точностью поражая террористов, действующих из гражданских кварталов, - возмущается она в журнале The Spectator, - который принимал все возможные предосторожности, чтобы сберечь жизни мирных жителей, регулярно разбрасывая для них листовки и посредством звонков на мобильные телефоны призывая их к эвакуации, обвинен Голдстоуном в военных преступлениях и преступлениях против человечности». Филлипс обращает внимание на нелепейшую ошибку в самом названии «Отчета» о конфликте в Газе: «Права человека в Палестине и на других оккупированных арабских территориях». Но Газа-то Израилем не оккупирована вот уже четыре года! Для Голдстоуна сказать, что Газа оккупирована, означает либо «незнание международного права, весьма примечательное для профессора этого самого права, либо его поддержку идеологии, которая умышленно использует подобные дезориентирующие заявления для объявления Израиля вне закона».
Каким же образом уважаемый - если не самый уважаемый - член еврейской общины Южной Африки – и влиятельный международный чиновник (Голдстоун выступал в качестве главного обвинителя ООН в ее международных трибуналах по бывшей Югославии и Руанде, входил в комиссию по расследованию злоупотреблений в ходе осуществления в саддамовском Ираке программы «Нефть в обмен на продовольствие» и т.д.) превратился в инструмент для гонений на еврейское государство? Он же не мог понимать необъективности подписанного им 507-страничного документа – минимальная критика в адрес «Хамаса» и переливающаяся за края антиизраильская пропаганда вплоть до требования к Израилю выплатить репарации палестинцам за разрушения, причиненные операцией «Литой свинец»!.. Ничего удивительного, считает американский психолог и историк Кеннет Левин, «мириады евреев», как правило, помалкивавших во время многомесячных обстрелов Израиля из Газы, поспешили заклеймить его действия и поддакивали лживой версии событий, преподносившейся «Хамасом». Голдстоун является, уточняет Левин, лишь одним из наиболее заметных примеров еврейского участия в подобной травестии.
В развернутом интервью, которое Кеннет Левин дал редактору интернет-журнала FrontPage Magazine Джейми Глазову, показано, что тема «Евреи против евреев» имеет глубокие исторические корни. Это явление вообще характерно для меньшинств, ощущающих себя в осаде или испытывающих перманентную угрозу со стороны большинства. Неизбежным результатом этого оказывается то, что некоторые элементы ущемленных групп воспринимают обвинения в их адрес со стороны своих недругов, сколь бы абсурдными они ни были. В еврейских общинах такие персонажи обращались обычно в другую веру, будь то христианство или ислам, чтобы избежать тяжкого бремени иудейства. Более того, кое-кто из них, дабы еще сильнее подчеркнуть свое прощание с еврейской религией и рассеять подозрения соседей в неискренности своего ренегатства, нередко активно содействовал антисемитской травле и даже возглавлял ее.
Один такой пример – Соломон Галеви, который в далекие средние века был главным раввином города Бургоса в Испании. В 1391 году по стране прокатилась волна погромов и убийств евреев, которая сопровождалась насильственным обращением в христианство. Так и случилось, что раввин Бургоса через какое-то время стал – история любит такие шутки! - того же Бургоса епископом, уже под именем, данном при крещении, - Пабло де Санта Мария. В 1411 году испанские власти вновь принялись за евреев, придавливая их любыми возможными способами, чтобы заставить отказаться от веры, - все монаршие указы в связи с этим сочинял не кто иной как бывший бургосский ребе.
А вот уже просвещенная Европа на стыке 18 и 19 веков. Принятие христианства для евреев уже не обязательно, однако образовательный и профессиональный ценз живет и процветает. Преодолеть его возможно с помощью крещения, и среди тех, кто выбрал этот путь, - ставший в результате профессором права Берлинского университета Фридрих Юлиус Шталь. Ну ладно, добился он своего, но этого показалось мало, и д-р Шталь основал Христианскую консервативную партию с четко выраженной антисемитской платформой и, в частности, жесткой оппозицией предоставлению евреям политических прав. Что уж говорить о Карле Марксе, урожденном еврее, хотя и крещеном, когда ему было шесть лет, - с его уподоблением еврейской религии торгашеству и утверждениями, что капиталистическая система отражает иудаизацию Запада и что мир должен быть освобожден от еврейского этоса!..
Как указывает в своем интервью FrontPage Magazine Кеннет Левин, те, кто расстался со своей еврейской идентичностью и взамен заделался обличителем еврейства, гораздо чаще представляют левое крыло политического спектра, нежели правое. Сегодня даже такие откровенно юдофобские силы, как «Хамас», «Хезболла» и нынешний тегеранский режим, имеют среди еврейских лево-либеральных радикалов весьма именитых сторонников. Вот Ноам Чомски из Массачусетского технологического института, убежденный поклонник «Хезболлы». Так же, как и он, встречался с ее лидером шейхом Насраллой и восхищался «его борьбой» другой профессор и ненавистник Израиля Норман Финкельстайн. Как известно, хартия «Хамаса» цитирует хадис (предание) о том, что, как предрек Аллах, Судный день не настанет, пока все евреи не будут убиты, и даже камни и деревья будут помогать в этом. «Хамас», заверяет упомянутая хартия, «привержена выполнению завета Аллаха независимо от того, сколь долго оно займет». Однако член британского парламента Джеральд Кауфман публично сравнивает боевиков «Хамаса» в Газе с героями Варшавского гетто – как будто это не его, еврея, будут высматривать и сдавать для экзекуции тем же хамасникам «камни и деревья»...
Есть в США недавно образованная и довольно горластая организация J Street. Ее представители в составе своего рода делегации американского еврейства побывали в Белом Доме на встрече с президентом Обамой. Хотя J Street периодически анонсирует, что она настроена произраильски, однако показательно, что в ее правление входят люди, не просто даже подвергающие Израиль нападкам, но и вообще оспаривающие целесообразность его существования. «Я не могу не опасаться , - зрит в корень состоящая в правлении J Street Айелет Вальдман, - что настанет день, когда сионистский проект покажется причинившим еврейскому народу больше зла, чем добра. Наше упрямое цепляние за эту родину-полоску стало красной тряпкой для мирового терроризма, чего бы не было, если бы мы оставались народом диаспоры».
Эта цитата, считает Кеннет Левин, кстати говоря, преподающий психиатрию в Гарвардском университета, как «и большинство антиизраильских высказываний со стороны евреев, отражает феномен тех, кто, находясь в “осажденных общинах”, пытается себя полностью от этих общин отделить. Во многих случаях некоторые элементы общин или государств, которым угрожает нападение, видят последнее как направленное на конкретный сегмент общины и стремятся подчеркнуть свою принадлежность к другому сегменту – симпатизирующему осаждающим и потому заслуживающему пощады в случае нападения».
Данную мысль доводит до логического заключения профессор Нью-Йоркского университета Тони Джадт. Сын еврейских родителей, убежавших в Англию от притеснений из Восточной Европы, он, по словам профессора Университета Хайфы Стивена Плаута, «посвятил последние годы обоснованию того, почему Израиль должен умереть». Джадт призывает к «роспуску» Израиля и оправдывает свою позицию тем, что его создание пришло слишком поздно, что государство, имеющее опорой религию или национальность, устарело и потому должно отправиться в мусорный ящик истории. Толкования Джадта настолько примитивны – ведь именно на религиозной и национальной идентичности основано большинство современных государств, в том числе и на Ближнем Востоке, - что не заслуживают серьезного обсуждения. Истинная мотивация его антиизраильской патологии (журнал The New Republic метко назвал его «шахидом с Вашингтон-сквер») заключается в простом факте, что в среде левой профессуры, частью которой он себя полагает, каждый еврей естественно подозревается в осуждаемых всем прогрессивным человечеством симпатиях к Израилю, - Джадт и лезет из кожи вон, чтобы доказать обратное и чтобы лично ему не довелось испить из горькой чаши академического остракизма. Кеннет Левин добавляет к этому, что аналогичной тактики придерживаются и некоторые интеллектуалы в Израиле: жизнь показала, что те из них, за кем закрепилась «репутация критиков Израиля, с гораздо большей вероятностью могут заполучить должности профессоров-визитеров и прочие научные бенефиты в Европе и США. В самом деле, чем больше экстремизма в их критике, тем больше их шансы».
Только надо помнить, что для врагов Израиля хороших евреев не существует.