О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Пишем Афганистан – в уме Иран (13.12.2009)
Лев РОЖАНСКИЙ

С видимой неохотой принимал президент Барак Обама решение о посылке дополнительных американских войск в Афганистан, да оно и получилось двусмысленным: с одной стороны, 30 тысяч бойцов отправятся на войну, а с другой – Белый Дом поторопился обозначить срок начала вывода войск: май 2011 года. Оно и понятно – наступает предвыборная кампания, и уход из Афгана, пусть даже частичный, можно предъявить избирателям как президентский успех. А вот будет ли к тому времени успех военный – судить пока преждевременно. Как мы помним, экс-президент Джордж Буш избегал, как черт ладана, установления каких бы то ни было сроков для эвакуации из Пишем Афганистан – в уме ИранИрака – в самом деле, свяжешь себя какой-нибудь датой, противник исхитрится переждать, а потом перейдет в наступление. В интервью, данном телеканалу FOXNews, командующий Центральным командованием США генерал Дэвид Петреус признал, что «нельзя отрицать некоторую напряженность» между решением о переходе к «приливу» в Афганистане и одновременным объявлением срока окончания военной операции. Все же Петреус подчеркнул, что последнее будет «зависеть от выполнения определенных условий... отнюдь не драпанье к выходу». Сходными были и комментарии членов кабинета Обамы – министр обороны Роберт Гейтс указал, выступая в программе NBC “Meet the Press”, на возможность существенного американского военного присутствия в Афганистане еще в течение двух-четырех лет. Так что условимся пока считать объявление начала вывода войск пропагандистской костью, брошенной антивоенному электорату в Америке, не более. И вообще, кто его знает, с какими угрозами столкнутся США и мир через полтора года!.. Самой опасной из них, причем куда опаснее талибов, остается рвущийся к атомной бомбе Иран, который, по выражению сотрудника Hoover Institution Виктора Дэвида Хэнсона, явно сейчас ощущает себя на «месте водителя». Все усилия дипломатии Обамы, направленные на вовлечение Тегерана в переговоры об отказе от производства обогащенного урана, провалились, причем с позором.
Продолжение:
«Только что Иран провозгласил радикальное расширение своих мощностей [речь идет о строительстве 10 новых заводов] по обогащению урана, - говорит Хэнсон. – И эти новости последовали за недавним раскрытием ранее засекреченного завода вблизи города Кум, как раз через два дня после порицания, вынесенного МАГАТЭ Ирану за отказ остановить обогащение». Вряд ли стоит в очередной раз напоминать, что весь поход Ирана за ядерной энергией предпринят в условиях отсутствия элементарной в ней энергетической потребности – страна обладает вторыми в мире запасами газа, которых должно хватить на 230 лет, она является четвертой в мире по добыче нефти. Ни у одного здравомыслящего политика нет ни малейшего сомнения, что целью тегеранских мулл является овладение ядерным оружием, и тем не менее Запад, включая, к сожалению, американцев, фактически бездействует, предаваясь самоубаюкивающей говорильне. Целых тридцать лет США пытались переговариваться с Ираном, предлагая ему оливковые веточки примирения, а в ответ постоянно получали в нос. Дошло до того, что Тегеран в открытую поставлял иракским боевикам взрывные устройства, убившие и покалечившие сотни, если не тысячи, американских солдат, - но Джордж Буш так и не отважился ответить ударом на удар, хотя и причислил Иран к «оси зла». А что Барак Обама? Он пока ограничивается тщательно выверенной, чуть ли не джентльменской полемикой, в которой меняются только deadlines, сроки для выполнения иранцами требований международного сообщества во главе с американцами. По первости это было начало сентября (встреча «большой восьмерки»), затем середина сентября и 1 октября (сессия Генассамблеи ООН), затем сползли к середине октября. Результат известен. Теперь заговорили о конце года. Барак Обама (сказано 11 октября): «Нас не интересует говорение ради говорения. Если Иран в ближайшем будущем не предпримет шагов для выполнения своих обязательств, то Соединенные Штаты не будут вести переговоры бесконечно, и мы готовы продвигаться в сторону увеличения давления... Наше терпение имеет предел». Иан Келли, представитель Госдепартамента США (сказано 30 ноября): «Президент сказал, что наше терпение имеет предел. Он указал, что мы намерены следовать линии на вовлечение до конца года, и если мы не получим позитивного ответа, то переведем фокус на другую линию, линию давления».
О каком же давлении может идти речь? Наиболее очевидный путь – это бойкот Ирана как поставщика нефти и блокада его морского побережья одновременно с прекращением поставок ему бензина (в Иране дефицит предприятий по очистке нефти). Однако нет никакого сомнения в том, что даже если подобная резолюция и будет вынесена на Совет Безопасности ООН, то Россия и Китай ее заблокируют. Даже если США и кто-либо из их союзников объявят односторонние меры аналогичного характера, то по мнению, высказaному Барбарой Лернер в журнале National Review, здесь шанс на успех давно упущен. Лернер совершенно правомерно считает, что любая попытка действий типа упомянутых выше будет сведена на нет контрдействиями России, способной восполнить потери Ирана переброской необходимых ресурсов через его северную границу. Вообще предположения о том, что способна реально сделать нынешняя американская администрация, дабы не допустить превращения Ирана в ядерную державу, равносильны гаданию на кофейной гуще. Не исключено, к coжалению, что не ошибается в течение многих лет наблюдающая за развитием событий сотрудник Hudson Institute Анни Баефски. «Президент Обама, - говорит она, - не желает устанавливать жесткие сроки, выдвигать четкие требования или внятно указывать на те конкретные последствия, которые повлечет для Ирана несоблюдение им международного права, - все это указывает на уже принятое этой администрацией решение позволить Ирану обзаведение ядерным оружием, решение, которое должно привести в ужас свободолюбивые души по всему миру».
Характерно, что внешняя политика Барака Обамы, отмеченная стремлением навести мосты к недругам Америки, прежде всего в мусульманском мире, встречается с растущим несогласием со стороны американского населения – несмотря на все усилия лево-либеральной и политкорректной пропаганды. Опрос общественного мнения об отношении американцев к разным странами мира, проведенный фирмой Pew, выявил, что к Ирану положительно относятся 8 процентов (последнее место), а рядом с ним разместились Северная Корея (12 процентов) и Палестинская Автономия (14). Израиль же оказался чуть ли не первым (опять же несмотря на негативизм медийного мейнстрима) – 71 процент. Опрос общественного мнения фирмой Rasmussen продемонстрировал, что американцы полагают Израиль, Канаду и Великобританию (Обама, кстати, неоднократно давал понять, что отрицательно относится к правительству последней) главными союзниками США, а Иран – своим самым злейшим врагом. 82 процента уверены, что иранцы полны решимости обзавестись ядерным оружием, а большинство считает, что ответ Обамы на это недостаточен. Если в октябре 43 процента американцев считали, что США выигрывают войну с террором, то в ноябре это количество снизилось на 9 процентов. ООН же принимают в качестве союзника только 27 процентов.
Может ли растущая обеспокоенность американского народа примиренчеством своего правительства в отношении иранской угрозы явиться фактором, который побудит Белый Дом изменить политику на более реалистичную и эффективную? Хотелось бы на это надеяться – ведь, несмотря на укорененную в его натуре левизну, решил же Обама послать подкрепления в Афганистан.