О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Палестинский Бен-Гурион – Салам Файяд и виды на мирное решение ближневосточного конфликта (7.01.2010)
Палестинский Бен-Гурион – Салам Файяд и виды на мирное решение ближневосточного конфликтаЛев РОЖАНСКИЙ

В наше время те, кто читает газеты и смотрит телевидение, выработали автоматическую привычку при любом упоминании слова «палестинцы» ожидать, что дальше потекут слезы и сопли о том, какие они бедные и несчастные, в каких ужасных условиях они живут, и так далее, и тому подобное. Действительно, западные СМИ, равно как и большинство политиков, в особенности Европейского Союза, именно в этом ключе и представляют обстановку. Между тем, за прошедшие два с небольшим года ситуация на Западном Берегу, на территории Палестинской Национальной Автономии - вне Газы, захваченной «Хамасом», - разительно изменилась.
Бывший корреспондент английской Sunday Telegraph по Ближнему Востоку Том Гросс побывал в этих местах в начале декабря, и вот вкратце его впечатления, изложенные на страницах журнала National Review.
Продолжение:
Наблус: «город переполнен энергией, жизнью, символами процветания да так, как я никогда не видел за многие годы работы в регионе»; «в даунтауне магазины и рестораны полны»; «огромное количество дорогих машин на улицах – я насчитал значительно больше BMW и “Мерседесов”, чем, например, в даунтаунах Иерусалима и Тель-Авива».
Хеброн: также полные магазины и забитые рестораны. Холмы вокруг города усыпаны новопостроенными виллами, сравнимыми по своим размерам с Лазурным Берегом или Bel Air в Лос-Анджелесе.
Рамалла: всюду новые многоквартирные дома, банки, брокерские фирмы, дилерства, продающие машины класса luxury, фитнесс-клубы.
Как сказал Тому Гроссу директор палестинской комиссии по ценным бумагам – Palestinian Securities Exchange – Ахмад Авейда, биржа в Наблусе на 2009 год является ныне второй по прибыльности в мире после шанхайской. И еще некоторые цифры и факты: рост экономики Западного Берега составляет официально 7 процентов ежегодно, хотя, по мнению премьер-министра Салама Файяда, на самом деле он равен 11 процентам; в третьем квартале достигнут рекордный туристский бум – почти 136 тысяч гостей преимущественно из Европы и Америки, наводнивших 89 отелей (в один Вифлеем прибыло на 94 процента больше туристов); торговля с Израилем выросла на 82 процента, экспорт сельхозпродукции – на 200 процентов; в Калькилии, ранее известной прежде всего как фабрика по производству террористов, впервые в истории промышленно выращивается при техническом содействии Израиля клубника для экспорта в Европу; не следует забывать и того, что количество крупных израильских блокпостов уменьшилось здесь на две трети, т.е. траснпортное сообщение между городами и населенными пунктами Западного Берега улучшилось на порядок. Короче говоря, как выразился на страницах журнала Tablet его обозреватель Майкл Вайс, «за два года, прошедшие после назначения Салама Файяда премьер-министром, Западный Берег превратился из осажденного и нищенского бантустана в приблизительный эскиз того, как может выглядеть нормально функционирующее палестинское государство». «В глазах США и опять же многих израильтян, - подчеркивает в газете The Jerusalem Post ее редактор Дэвид Хоровиц, - Салам Файяд […] трансформирующий Западный Берег, не имея при этом реальной внутренней политической базы, быстро становится лучшей и последней надеждой, питаемой Израилем на достижение действенной модели сосуществования двух государств».
«Палестинским Бен-Гурионом» Салама Файяда назвал не кто иной, как президент Израиля Шимон Перес. Кондолиза Райс, бывший госсекретарь США, считала его единственном палестинцем, которому США могут доверять. Его имя ассоциируется с честностью и порядочностью как среди палестинцев, так и израильтян. По свидетельству экс-министра иностранных дел Израиля Сильвана Шалома, еще Ариэль Шарон говорил, что если палестинцам следует перечислять деньги, то их надо направлять непосредственно Файяду.
Он родился в 1952 году на Западном же Берегу, в Тулькарме. Высшее образование получил сначала в Американском университете в Бейруте, магистерский диплом и докторскую диссертацию заработал в США, конкретно – в Техасе. В University of Texas at Austin он выбрал своим научным руководителем известного макроэкономиста Уильяма Барнетта, еврея по национальности. Судя по всему, специалист из молодого палестинца получился весьма квалифицированный. Он заслужил высокую репутацию, работая потом во Всемирном банке (где, кстати, его боссом был Стэнли Фишер, нынешний глава Банка Израиля), а потом в Международном Валютном Фонде. С 2001 года - министр финансов Палестинской Автономии, в 2007 году президент Махмуд Аббас назначил его на первый пост в ее правительстве.
Беспартийный технократ, Файяд, как указывалось выше, не имеет собственной политической базы. Отношение к нему со стороны номенклатуры правящей партии оставляет желать много лучшего. Что касается засевшего в Газе «Хамаса», то его считают там «предателем». Поэтому политическое выживание Файяда зависит от позиции Аббаса, который пока еще не отрекся от своих недавних заявлений о том, что не собирается идти на перевыборы. В то же время Файяд стремится закрепить свои успехи как топ-менеджера и в палестинском общественном мнении, и на международной арене, нарастить политические мускулы. Надо сказать, что во втором случае ему это удается гораздо легче. Доказательство тому – ноябрьский визит в Автономию видных деятелей американского Конгресса, сенатора Джозефа Либермана и председателя Комитета по иностранным делам Палаты представителей Ховарда Бермана. Вид Рамаллы в строительных лесах произвел на Либермана сильное впечатление, он воспринял это как подтверждение происходящих в Автономии позитивных перемен, а Берман сказал: «Связь между США и Израилем нерушима, но это чувство ни в коей мере не исключает нашей приверженности идее палестинской государственности и прекращения оккупации. Мы готовы поддерживать данную цель, когда палестинцы предпринимают шаги, для того чтобы самим помогать себе». Именно это, по мнению американских политиков, и происходит сейчас на Западном Берегу.
Свой самый важный внешнеполитический шаг Салам Файяд предпринял в августе с.г. В аналитическом материале исследовательского центра Jerusalem Center for Public Affairs его сотрудники Дан Дикер и Пинхас Инбари квалифицируют обнародованный Файядом документ как «односторонний план установления де-факто палестинского государства на Западном Берегу и в восточном Иерусалиме после двухгодичного государственного строительства». Несмотря на то, что данный план является, по словам этих израильских политологов, смелым вызовом, брошенным ФАТХ, ибо не только не упоминает «освободительную борьбу», но и практически не ссылается на «руководящую роль», он ставит перед Израилем целый ряд проблем, в отношении которых уступки палестинцам маловероятны.
Суммарно резонанс, произведенный «планом Файяда», можно обрисовать следующим образом:
1) Запад в целом отреагировал на «план Файяда» положительно, более того, либеральный энтузиазм местами серьезно зашкалил. Так, комиссар Евросоюза по иностранным делам Хавьер Солана призвал Совет Безопасности ООН признать палестинское государство, не дожидаясь достижения соглашения об окончательном статусе между Израилем и палестинцам, - это, между прочим, противоречит Соглашениям Осло, специально предусматривавшим в данном направлении только согласованные шаги сторон. Хотя американская администрация не высказалась по поводу «плана» официально, однако «символическую» поддержку ему оказал Конгресс, выделивший на нужды Автономии несколько крупных грантов.
2) Внутри самой Автономии реакция на «план Файяда» оказалась смешанной. На словах президент Аббас не стал осуждать своего премьер-министра, однако партия ФАТХ находится к нему в оппозиции. На состоявшихся в августе выборах в ее ЦК Файяда туда не избрали, хотя он и был в претендентах; в то же время его оппоненты в ЦК вошли. Последние являются сторонниками вооруженной борьбы против Израиля, а нынешний курс характеризуют как противоречащую ей «управленческую интифаду». Не следует забывать, что в январе в Палестинской Автономии должны состояться выборы в парламент и тогда же истекают и полномочия Аббаса. У Файяда нет иного пути, как бороться за то, чтобы стать наследником сегодняшнего лидера, - иначе всем его проектам да и достижениям грош цена.
3) Израильское руководство приняло «план Файяда» настороженно, но спокойно и по-деловому. Прежде всего, с точки зрения израильтян, одностороннее объявление палестинского государства противоречит резолюции ООН №242 от 1967 года, базовой до сих пор для всех переговоров об урегулировании конфликта, в которой закреплен принцип согласованного решения всех проблем. Далее, «план» предусматривает активное освоение палестинцами территории, известной как «зона С», находящейся, как было договорено в Осло, под гржданским и военным контролем Израиля. Между тем именно здесь Файяд предусматривает строительство аэропорта в Иорданской долине, использование аэропорта Атарот близ Иерусалима, прокладку железнодорожных путей к соседним государствам и т.д. Израильские эксперты в области безопасности категорически возражают против этих мер как нарушающих принцип «защищаемых границ», опять же присутствующих в упомянутой резолюции ООН. Уже цитировавшиеся выше Дикер и Инбари подчеркивают, что израильское представление о «защищаемых границах» включает контроль над «стратегически важной Иорданской долиной и возвышенностях, которые окружают Иерусалим и с которых просматриваются уязвимые города вдоль Средиземноморского побережья. Иорданская долина служит как естественный барьер против потенциального вторжения с востока. […] 4 000 ракет, выпущенных с севера поддерживаемой Ираном “Хезбаллой”, и 10 000 ракет и мин, выпущенных поддерживаемой Ираном “Хамасом” из Газы, […] указывают на потенциальную ракетную угрозу израильским городам, которая может возникнуть, если Израиль вернется к границам до 1967 года».
Отвечая на опасения израильтян, Салам Файяд заверяет, что он не собирается объявлять независимость Палестины в одностороннем порядке. Всего только на прошлой неделе, встречаясь с делегацией американского Jewish Council for Public Affairs, он подчеркнул, что в его плане речь идет о подготовке инфраструктуре и политических институтов для будущего государства, - разве не так, сказал он, действовали основатели Израиля до обретения им государственности в 1948 году?
Вернемся опять к впечатлениям ветерана журналистики и специалиста по Ближнему Востоку Тома Гросса. С его точки зрения, международные радетели израильско-палестинского мира не должны влезать в те процессы, которые там сегодня идут и развиваются, или стремиться пришпорить их сообразно своим амбициям или далеким от реальности представлениям. Правда состоит в том, говорит Гросс, что независимая Палестина уже сейчас спокойно строится и с помощью Израиля. Он заключает: «Израильтяне и палестинцы могут никогда не договориться по поводу границ, которые бы удовлетворяли всех. Но это не значит, что они не смогут жить в мире. Не у всех немцев и французов есть единое мнение о том, кому должны принадлежать Эльзас и Лотарингия. Несогласия по поводу границ имеются у русских и поляков, словенцев и хорватов, англичан и ирландцев. Но это не мешает сосуществовать им и не должно мешать израильтянам и палестинцам».