О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Алиса в израильском зазеркалье (29.09.2010)

Алиса в израильском зазеркальеГоссекретарь США Хиллари Клинтон во всеуслышание заявила, что нынешние переговоры между Израилем и Палестинской Автономией являются, дескать, «последним шансом» на мир на Ближнем Востоке. Партнерам по переговорам отводится год для выработки всеобъемлющего мирного соглашения. Почему именно год? Потому что администрация Обамы полагает, будто успех переговоров ограничит возможности Ирана нагнетать напряженность в регионе и чем раньше стороны договорятся, тем лучше. Логика эта очень странная, если вообще никакая. Иран будет наращивать свой военный потенциал в любом случае, и влюбом случае увеличивать потенциал своих сателлитов – «Хамаса» и «Хезболлы», расширять влияние в других странах, прилегающих к зоне конфликта (Сирия, Ливан, Турция) и прилагать все усилия для дальнейшей экспансии. Поэтому без нейтрализации (какие бы значения не вкладывать в это понятие) Ирана никто не будет спать спокойно ни в Израиле, ни, смею сказать, очень далеко за его пределами. Тем не менее давлению в очередной раз подвергается сейчас Израиль – 26 сентября истекает мораторий на строительство в поселениях, и главный палестинский переговорщик Саеб Эрекат уже заявил, что его сторона выйдет из переговоров, если строительство возобновится. «Сегодня признаков того, что у палестинцев есть желание заключить конечное соглашение о мире, не больше, чем в Кэмп-Дэвиде [имеются в виду переговоры Клинтона, Барака и Арафата в 2000 году], - пишет известный журналист Чарльз Краутхаммер в газете The Washington Post. – Даже если бы Махмуд Аббас и хотел бы такого соглашения (что сомнительно, но допускаемо), у него нет власти сделать это. Чтобы принять еврейское государство, Аббас нуждается в определенном национальном консенсусе. Но у него нет и частичного». Что же надо сделать? Найти повод для выхода из переговоров – хотя бы то же самое истечение моратория, - и порядок: никаких соглашений подписывать не надо, обвинения со стороны «Хамаса» в предательстве отпадут сами собой, а виновным в срыве «мирного процесса» окажется все тот же Израиль. Добавить к этому широко циркулирующую в разных политических кругах Запада идею о возможности одностороннего провозглашения палестинского государства в случае провала переговоров – отчего бы и нет? И зачем тогда палестинцам вообще идти на какие-то уступки? К сожалению, ближневосточная реальность постоянно ускользает от внешнего, прежде всего современного западного мира, в котором идеологи сытого, беспроблемного существования не просто видят именно в израильтянах «плохих парней», но и «наивно доверяют тем, кто прославляет смерть, и верят тому, что такие люди откажутся от старых вендетт, “побеседовав за чашечкой кофе”». И это цитата не из какого-либо искушенного политика или эксперта по исламу – Лара Берман (Lara Berman), рядовая израильтянка, недавно совершила алию и ходит в ульпан. Ее впечатления описаны в очерке Alice in Israeland, который напечатана газетой The Jerusalem Post и выдержки из которого приводятся ниже.
Продолжение:
В это утро я должна была собирать виноград. Одна пара из моего ульпана пригласила меня поехать с ними. Летом они частенько помогают фермерам справиться с урожаем. Гроздья винограда в Псаготе были готовы, и я была готова тоже.
И тут я залогировалась на вебсайт The Jerusalem Post. Главный заголовок обжигал: «Четверо убитых огнем террористов около Кирьят-Арбы». Менее чем за час езды от Иерусалима, на той самой дороге, по которой я собиралась ехать, двое мужчин и двое женщин погибли – одна из них беременна. Террористы начали стрелять издалека, а потом приблизились к машине и убили путешествовавших выстрелами в упор. Это нападение было ответом на переговоры о мире между Нетанияху, Аббасом и Обамой в Вашингтоне.
Армия обороны Израиля ожидала новых нападений в предстоящие дни и объявила во всей стране состояние повышенной готовности.
Псагот – маленькая религиозная община в Самарии рядом с Рамаллой. Рамалла – один из тех городов, которые настолько опасны, что люди вздрагивают при одном их упоминании – так же как и в отношении Хеврона, вне которого находится Кирьят-Арба. Зачем искушать судьбу? Поезжай через неделю. Я смогу поддержать живущих в Псаготе в другой раз, сказала я себе. «Ты не обязана ничего никому доказывать», - добавила моя мама. Но я ненавижу,чтобы жизнь ставила мне препоны из-за страха.
Я редко пишу на такие тяжелые темы. Вокруг столько хорошего, о чем можно рассказывать! В Израиле столько жизни, красоты, стойкости, мудрости и упорства, которые мир, по непонятным причинам, игнорирует. Там скорее заклеймят наш дом и народ его как преступников, угнетателей и провокаторов – настолько перевернутый подход, что я ощущаю себя Алисой в Зазеркалье, где все, что должно быть наверху, находится внизу, а то, что должно находиться внизу, - наверху.

***

До этого я еще не писала о магазине на шуке, арабском рынке Старого Города, где стены увешаны источающими ненависть майками. Меня позвала туда подруга, приметившая там красивые и дешевые юбки для шаббата. Но только я вошла туда, как отшатнулась от увиденных ужасов. На одной майке был изображен человек в маске с пулеметом перед палестинским флагом, под которым большими черными буквами было написано «Свободу Палестине!» На другой майке была нарисована голова, которую душат, с выпученными глазами и залепленным пленкой ртом, произносящим «Свободу Палестине!» На руках, сжимающих горло, ремешки с флагами Америки и Израиля. На еще одной майке красовался палестинский флаг, закрывающий карту государства Израиль, в то время как израильский флаг был показан тонущим в море.
Я тут же вышла. Я не могла тратить шекели и хоть еще какое-то время в этой лавчонке, где распространяли ненависть и разрушение и наживались на них. Судя по выражению лица моей подруги, она не одобряла моего поведения.
Эта подруга, хотя и еврейка, была вскормлена на строгой диете либеральных СМИ. Это был ее первый приезд в Израиль. Прошло две недели, но она еще не была в музее Холокоста, зато побывала в Хевроне и Вифлееме, чтобы лично лицезреть «участь» палестинцев. Я спросила у нее, не хотела бы она посетить Сдерот и близлежащие города. Сюрприза не последовало. Конечно, нет. Тогда я повысила тон и сказала, чтобы она использовала «должное старание» применительно к обеим сторонам столь сложного вопроса, перед тем как бездумно принимать на веру сочинения соседних мастеров пропаганды. Все же в глубине души у меня не было веры в то, что она сумеет когда-либо обрести открытость ума.
Идя обратно по шуку, я видела с надеждой обращенные ко мне дружелюбные лица продавцов, более чем заинтерсованных в том, чтобы заполучить мои американские доллары и профинансировать ими Б-г знает что. И я решила: лучше я потрачу лишние 30 шекелей, поддержу какую-нибудь еврейскую семью и буду знать, что задешево купленными юбкой или менорой не уплачено за убийство еврея.

***

Со стороны Израиль кажется таким хрупким: по всей видимости, вечное непонимание остального мира и кровожадная злоба соседей. Не говоря уже об очаге ненависти у нас внутри, достаточно лишь едва поскрести по поверхности, чтобы обнаружить ее, как показал, например, мой поход на шук.
И все же здесь я чувствую себя в безопасности. Или это ощущение безопасности обманчиво? Я хожу всюду без всякого страха. Я путешествую из Иерусалима в Тель-Авив. Я купаюсь в Кинерете. Я езжу на автобусах. Я проезжаю мимо мест, где совершались теракты, и не думаю о них. Исключая сегодня, я не связываю свой выбор тем, что чего-то боюсь. Такова израильская ментальность. Мы не даем им чувствовать себя победителями. Мы не даем им влиять на нас. Мы живем. Вот почему вечеринки здесь брызжут весельем. Люди постоянно выходят танцевать на улицы. Вот так ценят здесь жизнь, так призывают наслаждаться ею.
Каким образом СМИ умудряются выставлять такой народ «плохими парнями», ошеломляет меня. Иран плетет заговоры против Израиля и евреев на первом месте, а против Запада – на втором. Мы однажды пожалеем о том, что игнорируем их заявления и дела. Народы и их лидеры наивно доверяют тем, кто прославляет смерть, и верят тому, что такие люди откажутся от старых вендетт, «побеседовав за чашечкой кофе». Подобное благодушие выглядит мечтательным упрощением, которое лелеется теми, кто отрезан, оторван от реальности. Их рассуждения кажутся светлыми и прогрессивными, но они безответственно играют нашими жизнями, нашим так тяжело доставшимся домом – не их домом.
Я молю Б-га, чтобы народы пробудились ото сна. От удушливой политической корректности. Чтобы с них спало безразличие и пришла решимость отвечать действием на опасные угрозы – пока еще есть время. Я молю Б-га, чтобы они сделали выбор в пользу жизни.

Подготовил Лев РОЖАНСКИЙ