О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Мусульмане-сионисты (28.11.2010)
Мусульмане-сионисты

Мусульмане-сионистыРедко бывает, что из мусульманского мира доносятся сочувственные голоса в адрес Израиля. Тем не менее можно сказать, что и среди приверженцев ислама еврейское государство имеет друзей. Один из них – это генеральный секретарь совета директоров Итальянской мусульманской ассоциации шейх Абдул Хади Палацци. Он регулярно выступает в поддержку права Израиля на существование, каковое обосновывает ссылками на Коран. Поэтому Палацци принимает суверенитет Израиля над Святой Землей и говорит, что волею Бога это есть необходимая предпосылка Судного Дня. Он принимает суверенитет Израиля над Иерусалимом, если при этом гарантированы права остальных религий. Палацци уточняет, что Иерусалим и сам священен для мусульман из-за того, что он прежде был таковым для евреев и был домом для библейских пророков и царей Давида и Соломона, почитаемых и в исламе. По его словам, Коран «открыто признает, что Иерусалим играет такую же роль для евреев, как Мекка для мусульман». Согласно Палацци, современный ислам был «похищен» ваххабитским течением в Саудовской Аравии, которое отвергло умеренное толкование Корана и поставило под свой контроль Мекку и Медину. Ваххабиты, говорит он, «перекраивают ислам, следуя своим политическим целям». И далее: «Если в Саудовской Аравии не будет срочно осуществлена смена режима, выиграть войну против террора совершенно невозможно. Нельзя победить в войне, не атакуя генеральный штаб противника». «Вы – мусульманский сионист, - констатирует в интервью с шейхом Палацци редактор интернет-журнала Weekly Blitz Салах Уддин Шоаиб Чоудхури. – Как исламский ученый, почему вы думаете, что быть мусульманским сионистом не означает выступать против ислама?» Палацци отвечает: «Как исламский ученый, принимающий во внимание то, чему учит Коран о возвращении еврейского народа на свою Землю, я считаю, что это естественно - быть сионистом и призывать всех мусульман поддержать сионизм как необходимый аспект их собственной религии. Поскольку возвращение еврейского народа на Землю Израилеву открыто провозглашено Кораном, очевидно, что выступать против сионизма значит выступать против Божественной воли, а противодействие Божественной воле и есть именно то, что противоречит исламу». Последовательность и мужество шейха Палацци можно только приветствовать – пусть это даже глас вопиющего в пустыне, ибо в исламском мире доминирует прямо противоположное мнение о Коране и евреях. Заметим, правда, что не только богословские толкования привлекают к Израилю симпатии, пусть единичные, из государств, его окружающих. Последний пример – статья светского египетского журналиста Набиля Шарафа Элдина (Nabil Sharaf Eldin) Would We Go to Israel?, напечатанная газетой The Jerusalem Post и мгновенно разлетевшаяся по множеству блогов. Ниже приводится ее перевод.

Продолжение:
С раннего детства манила меня любовь к Билад аль-Шам, или Великой Сирии, – это и сама Сирия, и Ливан, и Иордания, ну и Палестина.
Влюбленность эта началась для меня с узнавания голосов певцов, таких, как сириец Сабах Фахри (1933 года рождения), принадлежавших этому региону.
Я вызывал в своем воображении эти образы и чувства, в то время как я садился в самолет, направлявшийся в «землю красоты»; я мечтал о вечерах в Алеппо, о прогулке по старому рынку в Дамаске, о дамасских кофейнях.
Все эти мечтания носились в моем воображении до тех пор, пока «благословенный» самолет не приземлился в Сирии, и там все они улетучились за полчаса, проведенные в дамасском аэропорту.
Меня быстро вычислил офицер безопасности, который проверял мой паспорт. Он сверился с имевшимся у него списком и попросил меня постоять рядом, пока он будет решать один «рутинный вопрос», который не займет времени. Через десять минут появился угрюмый офицер в штатском и велел мне следовать за ним. Когда я спросил, нужно ли мне захватить мой багаж, он указал на какую-то комнату и сказал, что он уже в ней. Это был правительственный офис, принадлежащий некоему департаменту безопасности, название которого мне не сообщили.
Прошло два часа, а то и больше. Все это время я просидел на неудобном сиденье в отсеке, который был ненамного крупнее тюремной камеры. Затем появился третий офицер. Он сразу же начал «долбить» меня вопросами, начиная с моей «сомнительной» профессии (журналистика) и кончая моей любимой маркой сигарет (Marlboro Red).
Я отвечал собранно и спокойно, безуспешно стремясь смягчить его резкий тон. «Ваш случай рассматривается», - с неприязнью сказал наконец офицер, добавив, что «скоро» сообщит мне результат.
Еще через час появился четвертый офицер, не менее мрачный, чем его предшественники. Обращаясь ко мне так, как будто бы я был «посланцем сатаны», он сказал, что мой въезд в Сирию нежелателен. Это, по его словам, было «суверенным решением», и никаких объяснений он мне давать не обязан.
Итак, мне пришлось нести свой багаж (который явно был подвергнут разгромному обыску) обратно через весь аэропорт.
Уже на борту самолета, летевшего в Каир, я припомнил все свои статьи и телеинтервью, в которых критически отзывался о политике и высказываниях некоторых высоких сирийских официальных лиц. Вот, оказывается, что послужило причиной случившегося. Меня выдворили из Сирии почти 18 месяцев назад. Тогда я предпочел закрыть на это глаза, поскольку, как я думал, не имело смысла связываться с режимом, во главе которого стоял человек, получивший власть по наследству. И все же я не мог не реагировать горькой улыбкой всякий раз, когда слышал сирийских официальных лиц, твердящих, как попки, знаменитый лозунг партии Баас «Арабская нация едина, ее миссия бессмертна!» Теперь мне совершенно ясно, что стоит за единством нации и бессмертной миссией.
Однажды я подумал, что неплохо бы съездить в Бейрут и побывать на концерте иконической ливанской певицы Файруз, который должен был состояться в отеле «Аль-Байят», и действительно начал готовиться к этому событию, как к тому, что случается только раз в жизни.
И я позвонил своему ливанскому другу и коллеге-журналисту.
Моя дерзкая идея ужаснула его, он был ошарашен самой моей наивностью – как это можно думать о поездке в Ливан с моим послужным списком открытых нападок на «Хезболлу» (я и в самом деле один раз назвал эту могущественную шиитскую группировку «подрядчиком войны» и ставленником Ирана в его региональных амбициях).
Я даже полностью выпустил из виду, что люди «Хезболлы» фактически контролируют бейрутский аэропорт, - шокировав своего коллегу, который боялся за мою безопасность.
Хотя Судан был когда-то частью Египта, мне уже боязно ехать в Судан из-за моих устных нападок на режим Омара Башира, который цепляется за власть над разваливающимся государством.
Зато я уверен, что Революционный Совет Муаммара Каддафи не откажет мне во въезде в Ливию.
Но точно так же я уверен в том, что обратно мне оттуда не выйти, равно как и многим другим.
«Рыцари» Ревсовета проявят по отношению ко мне не больше милосердия, чем они проявили по отношению к моему покойному коллеге-ливийцу, лондонскому журналисту Дайфу аль-Газали, тело которого нашли на берегу у Бенгази 2 июня 2005 года почти через две недели после его исчезновения. Он был истерзан пытками почти до неузнаваемости, согласно «Репортерам без границ».
Я помню, что опубликовал немало сообщений и комментариев об этой трагедии и приводил печально известные прецеденты, связанные с ливийским режимом. Но и это не все – я не однажды комментировал также странные, комические реплики Каддафи, особенно в ходе арабских саммитов. Вот почему я не рискую появляться даже в Сальфурне, египетском городе на границе с Ливией.
Будучи одним из тех на Ближнем Востоке, кто отвергает уготованную мне роль рупора режима, я не раз сталкиваюсь с обвинениями в поддержке нормализации отношений с Израилем или с угрозами отлучения от ислама, или в том, что я являюсь американским агентом.
Терпя неудачу в обнаружении хотя бы проблеска надежды в великом арабском мире, приходится согласиться с тем, что Израиль стал единственной «безопасной гаванью», где можно не беспокоиться за свою жизнь и достоинство. Да, именно Израиль, государство, которое наши демагоги продолжают называть «фиктивным образованием».
И я предвижу время, когда, подобно палестинскому роду Хеллес в Газе, сбежавшему от хамасовских «джихадистов» в Израиль, миллионы арабов предстанут униженно перед израильскими солдатами, умоляя их защитить.
А пока, дорогой соотечественник-араб, я советую тебе посетить Израиль.

Подготовил Лев РОЖАНСКИЙ