О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Литературная страница
Дар созидания (28.11.2010)
Еврейский книжный мир

Дар созиданияЛев РОЖАНСКИЙ

Банкир Изайяс Хеллман и история Калифорнии

Дар созидания«Хеллман приехал! Хеллман в городе!» - новость быстро разнеслась по охваченному паникой Лос-Анджелесу. Начиная с апреля 1893 года, Америку поразил очередной кризис, когда европейские инвесторы, напуганные признаками нестабильности в ее финансовой системе, начали в массовом порядке выводить из нее капиталы. В мае обрушился рынок акций, люди бросились в банки за своими вкладами, чтобы получить их обратно в звонкой монете, однако удовлетворить запросы те не могли и стали закрываться. Вал тревоги докатился до Калифорнии 20 июня. Поначалу банковские клерки еще выдавали золото, но вскоре один за другим банки начали закрываться. 21 июня только один из них продолжал платежи - Farmers and Merchants Bank, но к полудню и у него положение стало критическим – золота в сейфе оставалось всего на 43 тысячи долларов, и это при том, что за полтора дня вкладчики забрали его на 400 тысяч. Но в эти минуты на вокзал San Fernando Depot уже въезжал прибывший из Сан-Франциско поезд с бронированным вагоном, который тут же окружили вооруженные охранники. Мешки с золотыми монетами были перегружены на повозку, которая двинулась по направлению к банку, всего в нескольких кварталах от вокзала. Рядом ехали президент Изайяс Хеллман и его брат Герман, вице-президент. И когда люди, сгрудившиеся в длиннющей очереди у окон Farmers and Merchants Bank, увидели, как внутри на прилавках стали вырастать золотые башни, их беспокойство улеглось, многие, уверившись в прочности банка, решились вернуть в него свои накопления – к концу дня его депозиты даже возросли. Паника прекратилась. «Никогда ранее экономика Калифорнии не зависела так от действий одного человека, - пишет Фрэнсис Динкельшпиль, автор книги о своем прапрапрадеде Изайясе Хеллмане, названной “Золотые башни” (Towers of Gold: How One Jewish Immigrant Named Isaias Hellman Created California. By Frances Dinkelspiel / St. Martin’s Press, New York). – И это будет не последний случай».

Продолжение:
Дар созиданияДата рождения - 3 октября 1842 года. Место рождения - деревня Рекендорф, Бавария. Образование – начальное, в местной еврейской школе, среднее - коммерческая школа в Маркбрайте. Эмигрировал вместе с младшим братом Германом. 14 мая 1859 года прибыл в Лос-Анджелес, где уже жили его двоюродные братья. В их магазине Hellman and Bro. Books Stationery & Cigars он и начал работать, спал там же на складе. Население города – 4 400 человек. Комментарий автора книги: «Большинство евреев, прибывших в Калифорнию в связи с золотой лихорадкой, никогда не сделали состояния на его добыче. Но они нашли здесь нечто более ценное – приятие. Представители стольких национальностей стремились в Калифорнию, и столько поселений возникало за одну ночь, что для дискриминации не оставалось возможностей. В отличие от штатов восточного побережья, в Калифорнии не было какой-нибудь одной доминирующей культуры, и атмосфера толерантности позволяла процветать всем религиям и национальностям».
15 апреля 1865 года – Изайяс Хеллман открывает на Main Street свой магазин галантереи, одежды и прочих товаров. Стены чисто выкрашены, пять люстр-газовых рожков, весы для взвешивания золотого песка и самородков, на виду - массивный сейф. В местной газете реклама: «Самые дешевые цены» - это правда, потому что Изайяс покупает товары в Сан-Франциско, минуя посредников, Чтобы привлечь клиентов, он начинает предлагать им свой сейф для хранения золота и ценных вещей – ведь в Лос-Анджелесе нет ни одного банка. Довольно быстро у Хеллмана скапливается изрядная сумма, но что дальше? Люди оставляют и забирают золото, когда им вздумается, сколько и чего не учитывается, никакого интереса за хранение не взимается. Следует логичное решение – сделать все, как в банке: вклады и изъятия регистрировать, выдавать чековую книжку, имеющиеся средства использовать для выдачи займов под процент. Одним субботним вечером (на новой родине соблюдать шабат не получалось) Изайяс печатает в типографии квитанции для депозитов и изъятий, на которых написано I.W. Hellman, Banker. Так в 1867 году он становится первым в Лос-Анджелесе банкиром.
1 сентября 1868 года – дата открытия Hellman, Temple & Company, первого «настоящего» банка, организованного Изайясом. У самого у него денег для этого было недостаточно, и поэтому он обратился к двум состоятельным и известным в городе людям, Уильяму Уоркмэну и Фрэнсису Темплу. Комментарий автора книги: «Это была модель, которую он повторял до конца жизни, - создание союзов с теми, кто был сильнее и значимее, чем он, и ведение бизнеса так, чтобы не бросаться в глаза. Изайяс не оставил записок или писем, в которых бы объяснялось его нежелание находиться на переднем плане, но, может быть, это было оставшееся с Германии чувство, что еврею лучше быть не очень заметным».
В 1870 году Хеллман становится одним из самых богатых землевладельцев Лос-Анджелеса. Он начал покупать земельные участки в городе и за его пределами, когда ему шел только 21-й год. Теперь ему было 28, и стоимость земли, которою он владел, составляла 55 тысяч долларов (в пересчете на курс 2006 года – 0, 9 миллиона). В Лос-Анджелесе тогда проживало шесть тысяч жителей.
14 апреля 1870 года – женитьба на 15-летней Эстер Ньюгасс, принадлежавшей к богатой немецко-еврейской семье из Нью-Йорка. Этот брак принес Изайясу родственные связи с могущественной группой предпринимателей, в том числе Леманами, один из которых, Мейер, стал его доверенным другом. На момент приезда Эстер количество евреев в Лос-Анджелесе составляло немногим более 300 (в Нью-Йорке, для сравнения, 70 тысяч). Вскоре она стала активной участницей
благотворительного общества Ladies Hebrew Benevolent Society, собиравшего средства не только для единоверцев, но и для других групп населения. Местная газета Los Angeles Daily Star писала о нем: «Кто, как не потомки Иакова среди нас, отвечают с такой душевностью на каждый призыв к проявлению милосердия!» В 1872 году в Лос-Анджелесе появилась первая синагога – Congregation B’nai B’rith. Ее президентом был избран Изайяс Хеллман.
10 апреля 1871 года – открытие банка Farmers and Merchants Bank. Из сообщения в Los Angeles Daily Star двумя месяцами раньше: «На неформальной встрече капиталистов, состявшейся в субботу, 1 февраля, было решено организовать новое финансовое учреждение [...] Имеется понимание того, что соответствующие банки губернатора Дауни и господина Хеллмана будут консолидированы, чтобы образовать ядро нового концерна, которому предназначено начать операции с наличным капиталом в 500 тысяч долларов […] Создание такого банка не только поспособствует проведению финансовых операций в гораздо больших масштабах, чем прежде, но и будет содействовать расцвету здесь производства и появлению новых предприятий разного вида во благо нашего народа». Новация Хеллмана – впервые в Лос-Анджелесе он вводит накопительные счета с интересом (savings accounts). Он также прославился тем, что вел дела осмотрительно, избегая рисков. «Я никогда не беру деньги в долг, - говорил Хеллман. - Это против моих принципов»
В 1876 году Хеллман с двумя партнерами, Джоном Дауни и Озро Чайлдсом, купил несколько тысяч акров земли на западной окраине Лос-Анджелеса. Когда тремя годами позже возникла идея о возведении здесь Университета Южной Калифорнии, часть этого участка была передана ими под строительство бесплатно. Это был не только красивый жест, но и рациональный, с деловой точки зрения, шаг: окрестности кампуса, к которому Хеллман обещал к тому же подвести трамвайную линию из даунтауна, наверняка стали бы желанным местом для заселения, и земля там, естественно, вздорожала бы. 4 сентября 1880 года состоялась закладка университета, а в знак признательности троим бизнесменам три улицы на кампусе получили их имена. Интересно, что активность Хеллмана в данном начинании привлекла внимание губернатора штата, который на следующий год предложил ему занять пост регента и члена правления Калифорнийского университета в Беркли. Изайяс прослужил на этом посту, обеспечивая финансовую состоятельность этого университета, в общей сложности 37 лет.
28 марта 1884 года – бар-мицва Изайяса Хеллмана-младшего, по прозвищу Марко. После церемонии в синагоге сотни гостей устремились в особняк Хеллманов на Main Street. В бальной зале оркестр играл вальсы, девушки в облегающих платьях из шелка кружились с молодыми людьми во фраках, более солидные из приглашенных кучковались в библиотеке или у бильярда, а многие не отказывали себе в удовольствии любоваться из оранжереи садами, окружавшими дом. В какой-то момент оркестр заиграл ирландский танец, на середину зала выбежала маленькая девочка со светлыми кудряшками и стала энергично отплясывать. Больше всех улыбался, глядя на нее, счастливый отец, Изайяс Хеллман.
1890 год – Изайяс переезжает в Сан-Франциско и становится собственником и главой Nevada Bank. Акционерами последнего становятся крупнейшие компании Америки, в том числе Lehman Brothers и Levi Strauss. Из письма Изайяса его лондонскому родственнику Бенджамину Ньюгассу, также купившему акции нового банка: «I am vain enough полагать, что репутация, которою я пользуюсь в Америке, побудила придти ко мне тех капиталистов, которые бы ранее ничего в нем не купили. Я подобрал отличный совет директоров: все очень сильные люди, между нами, семь христиан и, включая меня, четыре еврея. Я поступил так, чтобы отмежеваться от идеи, присутствующей у некоторых других, что вот этот банк надо сделать еврейским, тот – католическим, равно и прочие учреждения». В 1893 году он открывает в Сан-Франциско еще одну финансовую компанию, Union Trust Company, рассчитанную на индивидуальных вкладчиков. В том же году происходит упоминавшийся выше кризис в Лос-Анджелесе, когда Изайясу пришлось срочно выехать туда и выручать бывших земляков. Каким же было его недоумение, когда по городу пошли слухи, что этот кризис был инспирирован им самолично, дабы утопить небольшие и слабые банки! «Эти убогие людишки, распространяющие подобные сообщения, сами не знают, что они говорят, - заявил он газете Los Angeles Times. – Если бы я закрыл все банки Лос-Анджелеса, кроме Farmers and Merchants Bank, то для меня бы это было финансовым самоубийством. Стал бы я делать то, что нанесло бы ущерб бизнесу в городе, сбросило бы цены на недвижимость и арендную плату и вместе со всем прочим уничтожило бы и мою собственность?» Но брату Герману он отписал: «Ты не должен ни на мгновение забывать, что, хотя и мы и справились с бурей, это, без сомнения, породило немало ревности и завистливых чувств, особенно потому что мы евреи».
Май 1899 года – Изайяс выдает замуж свою дочь Клару и отбывает в Европу лечить мигрень в Сен-Морице. В Берлине он позирует для портрета известному живописцу-еврею Тоби Розенталю. Комментарий автора книги: «Каждая деталь портрета говорит о том, что здесь банкир. Изайяс сидит на украшенном резьбой кресле из дерева, в его левой руке пачка бумаг, в то время как правая рука покоится на подлокотнике. На нем черный костюм с обшлагами, очевидно, сатиновыми. Лицо его выражает абсолютную уверенность в себе и собранность, оно наполовину закрыто черной бородой, усами и овальными очками. Во время создания портрета Изайясу было 57 лет, и либо у него тогда еще совсем не было морщин на лице, либо Розенталь не решился их воспроизводить». Вообще поездки в Европу, лечение на водах и посещение родных мест стали для Хеллмана непременной составляющей его образа жизни. Как-то в июне 1911 года, оказавшись в Рекендорфе, он был приятно удивлен, заприметив на его узких улочках двух приятелей своего детства и нынешних деловых партнеров Исаака Вальтера и Вильяма Хааса. Когда-то они вместе изучали здесь Тору, гоняли гусей и швыряли мяч. Когда-то здесь жило свыше 300 евреев, теперь их было всего 32, школа была закрыта, но синагога, стоявшая уже 184 года, еще действовала. В этот день Изайяс вписал в свой дневник следующее: «Мы провели чудесный вечер вместе. Посидели часок в Schlossgarten». Комментарий автора книги: «В ресторанчике они, возможно, посудачили о том, сколько эмигрантов из Рекендорфа добились успеха – по меньшей мере девять бывших его еврейских жителей, уехавших в Америку, стали мультимиллионерами. Они не могли, наверно, удержаться от того, чтобы не сравнить домишки своего детства с роскошными особняками в Сан-Франциско, в которых сейчас жили». Теперь в Калифорнии за ними и их друзьями закрепилось прозвание «аристократии Рекендорфа» - к этой группе принадлежали и предки известной журналистки Фрэнсис Динкельшпиль, написавшей книгу «Золотые башни», - они создали сеть оптовой торговли dry goods на Тихоокеанском побережье.
24 апреля 1905 года – день рождения нового банка Изайяса Хеллмана, Wells Fargo Nevada National Bank. Это были два старейших и уважаемых брэнда в Америке и особенно в Калифорнии (Wells Fargo существовал с 1852 года, Nevada – с 1875 года). «Поздравляю Вас с успешным объединением под Вашим контролем столь огромной массы банковского капитала», - написал Хеллману президент Union Oil Лаймэн Стюарт. А сам Изайяс уточнил в газетном интервью: «Наша цель состоит в том, чтобы это был не самый большой банк в Сан-Франциско, но самый трезвомыслящий и лучший для клиентов». Деньги Хеллмана работали теперь во всех хозяйственных отраслях Калифорнии: нефтедобыче и виноделии, строительстве железных дорог и морских перевозках, водоснабжении, образовании и благотворительности.
Апрель 1906 года – землетрясение, происшедшее в Сан-Франциско, навлекло на город, помимо разрушений, многочисленные пожары, уничтожившие почти три четверти его. К счастью для Хеллмана, здания, а главное, сейфы его банков пострадали меньше других. Wells Fargo смог возобновить операции на пятый день после катастрофы. В одном из репортажей The New York Times запечатлелась характерная для этих трагических дней картина. «Стоя в любой из многочисленных очередей за хлебом, можно наблюдать человечество в его удивительных и многообразных проявлениях. Один богато одетый мужчина, опираясь на трость с золотым набалдашником, ожидал, переминаясь с ноги на ногу, пока до него не дойдет очередь получить пропитание для своей семьи. Когда он оказался в голове очереди и солдат довольно резко приказал ему взять положенные два каравая, то старый джентльмен с удовлетворенной улыбкой взял хлеб и спокойно отправился по улице к своему разрушенному дому. Это был И.В. Хеллман, президент большего количества банков и корпораций, чем любой другой человек на Тихоокеанском побережье. То, что ему удалось достояться здесь до хлеба, сказал он, смеясь, принесло ему больше удовлетворения, чем если бы он продал рельсовую дорогу вдоль всего города».
26 января 1916 года – Jewish Relief Day, День помощи евреям, объявленный по всей Америке президентом Вудро Вильсоном. В Сан-Франциско, как и в других городах, созвано собрание по сбору средств для еврейского населения, оказавшегося в зоне боев между враждующими сторонами на фронтах Первой мировой войны и понесшего огромные людские и материальные потери. Марко, сын Изайяса, возглавляет оргкомитет. Война представила нелегкую дилемму для Изайяса, всегда сохранявшего лояльность по отношению к Германии; к тому же в противостоящий ей блок входила Россия, сделавшая слово «погром» международным. Поэтому Изайяс поддерживал немцев: спонсировал тур лекций по Калифорнии профессора Пааше, первого канцлера рейхстага, с изложением позиции его страны, делал пожертвования в пользу немецких военнопленных в Сибири и т.д. Он публично защищал политику невмешательства до тех пор, пока Вильсон не сделал выбор.
9 апреля 1920 года – смерть Изайяса Вольфа Хеллмана в результате пневмонии. В этот день все банки Сан-Франциско приспустили флаги. Он был похоронен на еврейском кладбище Home of Peace в городе Колма возле Сан-Франциско, рядом со своей женой Эстер, скончавшейся 12 годами раньше; в ее честь тогда Изайяс построил Esther Hellman Building в больнице Mount Zion, для которой она на протяжении ряда лет занималась сбором пожертвований. Комментарий автора книги: «Смерть Изайяса Хеллмана ознаменовала окончание эпохи в истории Калифорнии. Эра фронтира с ее жестокостью и насилием, ее хаотическими финансовыми рынками и возможностями для быстрого обогащения миновала, но это время по-прежнему вспоминалось с воодушевлением и ностальгией. Теперь еще одна связующая с прошлым нить была оборвана».