О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Задушить в объятьях, или Стратегия и тактика арабского лобби в Америке (21.01.2011)
Лев РОЖАНСКИЙ

В 2008 году американские исследователи Гэри Тобин и Деннис Ибарра опубликовали книгу под названием «Опасность в учебниках», в которой проанализировали 28 учебников по истории для старших классов общественных школ. Авторы нашли в них 500 сомнительных пассажей о иудаизме, христианстве, исламе, Израиле и Ближнем Востоке. Среди проблем, выявленных ими, оказались:
Негативные стереотипы о евреях;
Неверное освещение отношений между христианами и евреями;
Отрицание исторической связи между евреями и Израилем;
Признание Израиля виновным во всех войнах на Ближнем Востоке;
Превознесение ислама в сравнении с христианством и иудаизмом;
Оправдывание арабских и мусульманских террористов.
Приглаживание или исправление истории в школьных учебниках разных стран, признаем, не такое уж редкое явление, скорее даже типичное. Но чем же объяснить их именно происламский уклон в Америке? Вот что писал по этому поводу в журнале National Review еще один специалист, изучавший эту проблему, Стэнли Курц: «Правительство Соединенных Штатов дает деньги – и федеральную печать одобрения – какому-нибудь университетскому центру ближневосточных исследований. Центр предлагает учебный курс К-12 по Ближнему Востоку для американских учителей, который одобрен правительством. Но фактически этот учебный курс был выкуплен и оплачен саудовцами, которые, возможно, даже обучали университетский персонал, ответственный за его внешние программы». Таким образом, резюмирует Курц, получается, что американские налогоплательщики в итоге субсидируют образовательные материалы по Ближнему Востоку, созданные под саудовским присмотром.
Продолжение:
Какая, однако, связь между американскими университетами и Саудовской Аравией? Митчелл Бард, многолетний исследователь способов продвижения саудовцами их интересов в Соединенных Штатах, рассказывает в своей книге «Арабское лобби» (The Arab Lobby: The Invisible Alliance that Undermines America’s Interests in the Middle East. By Mitchell Bard / Harper: An Imprint оf Harper CollinsPublishers, New York) о колоссальных средствах, которые выделяются на спонсирование ближневосточных и исламоведческих исследований саудовской монархией и рядом других, преимущественно нефтяных, арабских стран в наиболее уважаемых и престижных университетах Соединенных Штатов. По данным министерства образования США, с 1986 по 2007 год арабские доноры презентовали американским университетам 320 миллионов долларов. Значительная часть этих пожертвований идет на создание и финансирование университетских центров по изучению Ближнего Востока «ради более широкого понимания арабо-мусульманского мира». «Арабское лобби, - говорит Бард, - с самого начала сообразило, сколь важно использовать американские университеты в собственных целях, а именно для подготовки специалистов, которые бы ценили арабскую точку зрения и могли бы прямо ли косвенно ее представлять». Правители арабских нефтяных стран, подчеркивает бывший английский дипломат Джон Келли, не просто филантропы и совсем не бескорыстны. От своих дотаций они ждут одного – отдачу: «это может быть и скрытая пропаганда арабских или исламских интересов, или предпочтение их граждан при приеме на учебу, хотя бы и недостаточно квалифицированных, ... и публикацию подхалимской чепухи о них самих и их странах». И эти усилия, насчитывающие по меньшей мере 50 лет, не пропали даром. «Захват университетских аудиторий, - по словам Барда, - является, вероятно, самой успешной из кампаний, которые арабское лобби проводило в Соединенных Штатах». Согласно мнению крупнейшего американского исламоведа Бернарда Льюиса, в сегодняшней Америке изучение Ближнего Востока искажено «таким уровнем контроля над идеями и такими ограничениями над свободой выражения, которым нет параллелей в западном мире с 18 века». В результате крупнейшее исламоведеческое академическое объединение Америки, Middle East Studies Association, насчитывающее около 3,000 членов, подпало под сильнейшее влияние антиизральских и пропалестинских деятелей, превращающих любое научное обсуждение в агрессивное шельмование еврейского государства. И самое главное – «правильное поведение» соответствующих поставленным спонсорами стандартам профессоров и студентов традиционно вознаграждается щедрыми грантами и стажировками.
А как вознаграждается «правильное поведение» американского бизнеса да и самой администрации в межгосударственных отношениях с арабскими странами? Обратимся к одной из критических страниц в истории Израиля – войне Судного Дня в октябре 1973 года и событиям вокруг нее.
17 апреля египетский президент Анвар Садат направил саудовскому королю Фейсалу письмо, в котором сообщил о своем намерении в ближайшее время напасть на Израиль. Практически синхронно саудовцы развязали активную кампанию, стремясь убедить США отказаться от поддержки Израиля. Активное участие в ней было отведено работавшим в Саудовской Аравии американским нефтяным концернам. 23 мая главы Aramco, Standard Oil of California, Texaco, Exxon и Mobil встретились с Женеве с Фейсалом, который без обиняков заявил американским нефтемагнатам, что если они не объяснят Вашингтону «истинные интересы» Америки на Ближнем Востоке, то потеряют все. Уже 21 июня компания Mobil размеcтила в The New York Times оплаченную как реклама передовицу, в которой указала, что уровень жизни американцев зависит от нефти Саудовской Аравии и прямым текстом призвала США присоединиться к Советскому Союз, чтобы добиться мирного – понятно, по каким критериям, - соглашения. В июле Standard Oil of California направила письмо 40 тысячам своих служащих и 262 тысячам акционеров, требуя от них оказать давление на Вашингтон в поддержку «чаяний арабского народа». В начале августа представители десяти нефтяных компаний посетили заместителя госсекретаря США Уильяма Кейси и предпредили его о неминуемом ослаблении американских позиций в регионе, если политика США в нем не изменится.
6 октября Египет и Сирия атакуют Израиль. 11 октября король Фейсал посылает письмо президенту Ричарду Никсону с требованием прекратить американскую поддержку Израиля в этой войне. На следующий день аналогичное по содержанию письмо поступает в Белый Дом от американских нефтяников. Никсон ответил 14 октября приказом о масштабной переброске в Израиль вооружений. 17 октября организация нефтедобывающих стран ОПЕК объявляет эмбарго на поставку нефти «недружественным государствам». Никсон не испугался и 19 октября внес в Конгресс законопроект о срочной военной помощи Израилю. Показательно, что на стороне арабских стран недвусмысленно выступил не кто иной как американский посол в Эр-Рияде Джеймс Эйкинс, который 25 октября послал компании Aramco телеграмму, в которой инструктировал нефтяников «использовать все свои контакты на высочайших уровнях правительства и довести до его сведения, что нефтяные ограничения не будут отменены, пока политическое противоборство не разрешится удовлетворяющим арабов образом». Упомянутое противоборство разрешилось, как известно, подписанием перемирия между Израилем и побежденными арабскими странами, эмбарго же было отменено 18 марта 1974 года, и на Саудовскую Аравию пролился щедрый дождь новейших американских вооружений. «Я не знаю ничего из неядерного оружия, что бы мы не дали саудовцам», - заметил тогда один американский военный. Все-таки эмбарго дорого обошлось экономике США: на 600 процентов возросла стоимость нефти, инфляция подскочила до 10 процентов, безработица – до 8.5, упало промышленное производство. В этих условиях министр финансов США Уильям Саймон предложил саудовцам инвестировать свои немеряные миллиарды в американские ценные бумаги – идея была принята, и федеральная казна получила средства, в которых отчаянно нуждалась; соглашение было секретным и держалось в тайне от Конгресса. С тех пор, однако, Королевство обрело мощный рычаг давления на политику Белого Дома, не однажды потом угрожая при возникновении конфликтной ситуации выводом своих инвестиций из Америки.
Упомянутый выше посол Эйкинс – представитель могучей составляющей арабского лобби, которую Митчелл Бард называет «арабистами». Это обычно дипломаты, как действующие, так и отставники, прослужившие на Арабском Востоке, обросшие там связями, усвоившие арабские взгляды на мир и по преимуществу солидарные с ними. Изначально настроенные против создания еврейского государства в Палестине, арабисты вели упорную борьбу еще с поддерживавшим Израиль президентом Трумэном. Как правило, уходя с государственной службы, арабисты приземляются на теплых местечках во влиятельных фирмах, связанных одновременно и с американским правительством, и имеющих деловые отношения с арабскими странами, где они прежде работали. «Почетным председателем саудовского лобби в Вашингтоне» считается сегодня, например, бывший помощник по национальной безопасности при Буше-старшем Брент Скаукрофт, стоящий во главе аналитической фирмы в области нефти и газа. Экс-министр финансов Уильям Саймон, также упоминавшийся выше, после отставки стал председателем совета директоров инвестиционной компании, основанной саудовским миллиардером Сулиманом Олаяном. Примером того, как саудовцам удавалось повлиять на важнейшие правительственные назначения, является, например, эпизод из деятельности знаменитого принца Бандара, посла Королевства в США на протяжении 22 лет. (Бандар был не только дипломатом, но и теннисным партнером госсекретаря при Рейгане – Джорджа Шульца; он регулярно играл в ракетбол с председателем Объединенного Комитета начальников штабов генералом Дэвидом Джонсом; Колин Пауэлл, госсекретарь при Джордже Буше, так сдружился с Бандаром, что называл его своим братом; в Сенате Бандару был даже выделен личный офис, чтобы он мог без лишних проволочек общаться с американскими законодателями). В 1983 году Рейгану было необходимо заполнить вакансию помощника президента по национальной безопасности. Кандидатов было двое: представитель США в ООН Джин Киркпатрик, известная сторонница Израиля, и Роберт Макфарлейн, близкий приятель принца Бандара. Последний побеседовал с Нэнси Рейган, женой президента, и работу получил Макфарлейн. Неудивительно, что полушутя-полусерьезно Колин Пауэлл называл Бандара чуть ли не членом рейгановского кабинета.
Показательно, что политические уступки, на которые шла американская администрация под давлением арабистов и в попытке ублажить арабские режимы, приводили к прямо противоположным американским интересам результатам. Во время войны 1956 года на Ближнем Востоке правительство президента Эйзенхауэра заняло резко антиизраильскую позицию, выставив израильтянам ультиматум: либо вывести их войска из Синая, либо лишиться американской экономической помощи, более того, стать объектом санкций. В результате военная победа не принесла многих дивидендов, на которые Израиль рассчитывал (бедные евреи вообще-то хотели заключить с Египтом мирное соглашение...), но что она принесла Америке? Митчелл Бард пишет: «Эйзенхауэр был (наряду с Джорджем Бушем-старшим) наименее произраильским президентом в истории, однако отношения с большой частью арабского мира стали хуже, а не лучше. […] Линия арабистов на то, что отношения с арабами зависят от политики США применительно к Израилю, оказалась полностью неверной. Даже после того как Соединенные Штаты жестко осудили Израиль и употребили все политические и экономические рычаги, чтобы заставить Израиль отказаться от всего, завоеванного им в ходе Синайской кампании, саудовцы по-прежнему были недовольны, а египтяне и сирийцы еще и повернулись лицом к Советам».
При том что саудовцы ведут на Ближнем Востоке самостоятельную, далеко не всегда устраивающую американцев игру, хотя, как и ранее, получают из Вашингтона новейшие вооружения, особую опасность представляет их политика вскармливания и финансирования исламских экстремистов во всем мире, совершающих теракты в том числе и против американцев. Известен факт срыва саудовцами операции ФБР с целью ареста террориста Имада Мугние, спланировавшего взрыв казарм в Бейруте в 1983 году, который привел к гибели 241 американского морского пехотинца. Американская разведка узнала в 1985 году, что Мугние летит на самолете из Хартума в Бейрут с остановкой в Джидде (Саудовская Аравия). Координацию действий с саудовскими властями взял на себя помощник президента Клинтона по национальной безопасности Энтони Лейк. Казалось, договоренность была достигнута, и ФБР отправило своих агентов в Джидду. Однако саудовские власти отказали под надуманным предлогом самолету с Мугние в посадке на своей территории и оставили американцев в дураках.
Имеются многочисленные данные о финансировании Эр-Риядом террористических организаций наподобие «Аль-Каиды», равно как и спонсировании так называемых благотворительных фондов, в свою очередь перечисляющих средства «Хамасу» и ему подобным структурам. Для подавляющего большинства американцев стало откровением то, что из 19 террористов, протаранивших пассажирскими самолетами 11 сентября 2001 года Всемирный Торговый Центр и Пентагон, 15 были саудовцами. Характерно, что доклад Комиссии по расследованию событий 11 сентября подвергся, по словам Пэта Робертса, председателя сенатского комитета по разведке, редактированию, чтобы прикрыть Саудовскую Аравию. И тем не менее в конце 2002 года подготовленный для председателя Совета Безопасности ООН доклад указал, что, по минимальным оценкам, банки и бизнесмены Саудовской Аравии в течение десятилетия перевели на счета «Аль-Каиды» полмиллиарда долларов. В том же году американские разведывательные источники подтвердили, что обещание, данное Королевством Вашингтону по линии борьбы с терроризмом, не выполняется.
Не меньшую опасность представляют целенаправленные усилия саудовцев установить свой контроль над мусульманской общиной США. С одной стороны, на саудовские деньги строятся новые мечети и общинные центры, которые возглавляются имамами, проповедующими ваххабизм (практикуемая в Саудовской Аравии наиболее жесткая и нетерпимая доктрина ислама), с другой – радикальные мусульманские священнослужители активно проникают в пенитенциарную систему США, занимая посты капелланов в американских военных и гражданских тюрьмах. «Тюремная конвертация в ислам, - отмечает Бард, - является одной из причин быстрого роста ислама в США. Приблизительно 350 тысяч заключенных в федеральных, штатовских и местных тюрьмах идентифицируют себя как мусульмане, что составляет между 15 и 20 процентами всего тюремного контингента». Недавние протесты против строительства мечети и общинного центра в непосредственной близости от Граунд Зеро привлекли внимание к предполагаемым саудовским источникам ее финансирования – и это при том, что уже и так примерно 80 процентов от 1200 американских мечетей обслуживаются имамами-ваххабитами.
«Арабское лобби и особенно арабисты, - пишет в заключение Митчелл Бард, - предпочитают подчеркивать важность равного подхода к сторонам ближневосточного конфликта, как будто Соединенные Штаты не должны различать между союзниками и друзьями, демократиями и диктатурами. Это арабы угрожали сбросить евреев в море, а не наоборот, так почему же обе стороны должны третироваться одинаково? Израиль – это проамериканская демократия, ни одна из арабских стран демократией не является, большинство из них исторически против Америки, и тем не менее наша политика должна определяться “балансом”. Израиль сражается с террором, саудовцы его спонсируют, и несмотря на это арабское лобби стремится вознаградить распространителя террора и наказать его жертву. Это не имело смысла в прошлом и не имеет сейчас».
В отличие от «арабского лобби», малоизученного как целое и остающегося в тени, так называемое «израильское лобби» (читай – «еврейский заговор») было и есть притчей во языцех для конспирологов всех мастей во все времена. Но в самом принципе лоббирования как институте демократического общества, действующего на законных, регламентированных основах, нет ничего дурного. Сам Митчелл Бард работал ранее в AIPAC (American-Israel Public Affairs Committee), главной организации, официально лоббирующей интересы Израиля во властных органах США. По его мнению, подтвержденному многочисленными опросами общественного мнения, поддержка американским народом Израиля значительно выше, чем пропалестинского, проарабского курса. Американцы, говорит он, видят различие между петродипломатами (т.е. блоком нефтяных компаний и арабистов), которые «лоббируют ради гарантии инвестиций и притока прибылей», и израильским лобби, стремящимся «обезопасить выживание народа, который был почти уничтожен в ходе нацистского Холокоста и который с тех пор живет в обстановке осады и террора». С другой стороны, израильское лобби полностью финансируется гражданами США, между тем как собственно американские арабские организации содержатся преимущественно за счет иностранных дотаций. Чью, спрашивается, волю они выполняют?