О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
«В одной квадратной миле Израиля больше мужества, чем во всей Европе» (16.09.2011)
«В одной квадратной миле Израиля больше мужества, чем во всей Европе»Лев РОЖАНСКИЙ

Вот и Эйлат прибавился к тем местам в Израиле, где надо опасаться арабских терактов. Демилитаризованный Синай, в течение изрядного времени бывший относительно тихой заводью, после свержения египетского президента Хосни Мубарака стал превращаться в развернутый тренировочный лагерь для джихадистов, включая «Аль-Каеду», - по некоторым данным, там находятся до десяти тысяч «студентов». «Арабская весна» обернулась не торжеством просвещенной демократии, а новым наступлением против Израиля, уничтожение которого рассматривается мусульманскими фундаменталистами как первая стадия на пути к установлению всемирного государства, где царствует ислам, - халифата. Конечно, между разными течениями ислама, равно как и между мусульманскими странами, существуют противоречия и весьма серьезные. Чей, например, заказ выполняли палестинские «Комитеты народного сопротивления», осуществившие нападения на израильтян на юге Израиля неделю с лишним назад? Одна из очевидных целей – это не только осложнение отношений между Израилем и Египтом, но и усиление давления на правящую пока что в Каире военную хунту. Другая – переключение мирового внимания от событий в Сирии, чтобы попытаться удержать у власти президента Асада, ключевого союзника Ирана и «Хезболлы». Все это с достоверностью указывает на причастность к новому витку напряженности проиранских сил, и хотя «Хамас», контролирующая Газу, поспешила заявить, что ей ничего не было известно о готовившейся операции, поверить в это сложно. Тем не менее, внешне израильтяне это оправдание как бы приняли и свой удар возмездия нанесли по верхушке «Комитетов», не тронув собственно «Хамас». Вероятно, эта сдержанная реакция сорвала замысел спровоцировать куда более масштабный конфликт: как отмечает сотрудник израильского The Jerusalem Center for Public Affairs Ионатан Халеви, операция в южном Израиле подготавливала сцену для широкой военной эскалации в Газе во время священного месяца Рамадан, которая бы породила ударную волну по всему арабскому миру. «Подобный сценарий, - указывает известный аналитик Джордж Фридман, президент центра STRATFOR, - представляет Израиль как агрессора, а “Хамас” - как жертву, позволив ей через эту войну добиться максимального эффекта в Египте и среди палестинцев, так же как и в исламском мире и Европе». Короче говоря, как пишет в своем регулярном меморандуме вашингтонский центр Jewish Institute for National Security Affairs (JINSA), «Израиль вернулся к тем дням, когда ничего нельзя принимать за данность, включая арабских партнеров и американскую поддержку».
Говоря о сомнительности «американской поддержки», JINSA, разумеется, имеет в виду нынешнюю администрацию США и имеет на это все основания. Здесь же хотелось бы представить другое, далекое от официозного проявление поддержки Израиля американцами – это выступление известного консервативного оратора Гленна Бека на митинге христиан-евангелистов у Храмовой горы в Иерусалиме, состоявшемся 24 августа, как раз в те дни, когда раны от эйлатских терактов были еще свежими.
Продолжение:
«В одной квадратной миле Израиля больше мужества, чем во всей Европе»
Сегодня, сказал Бек, более чем когда-либо, миру необходимо мужество. Мир меняется, мир в огне, и то, что, как нам казалось, никогда не изменится, то, что, как мы привыкли думать, устойчиво и надежно, все это сейчас стало осажденной крепостью. И такое мужество есть здесь, в Израиле.
В одной квадратной миле Израиля больше мужества, чем во всей Европе. В Израиле у одного солдата больше мужества, чем в холодных сердцах всех бюрократов ООН. В Израиле вы встречаете людей, которые стоят, не сгибаясь, без, казалось бы, всяких шансов на победу, против океанского вала мирового мнения, за то, что правильно, за добро против зла.
В Нью-Йорке так называемые лидеры мира разглагольствуют о нарушениях прав человека. И на кого они указывают в связи с этим? Ливию? Сирию? Северную Корею? Нет. Они осуждают Израиль. Демократический Израиль. Свободный Израиль. Израиль, который ценит жизнь более всего на свете.
Эти международные советы, эти дипломатические говорильни, все они осуждают Израиль не потому, что верят, будто Израиль надо наказывать. Они делают так, потому что это удобно. Дипломаты боятся. Они уступают лжи. Держателям расхожих истин, им ничего не стоит жертвовать правдой. Какая разница, в самом деле, если мы дадим трепку маленькому Израилю? Это действия запуганных, это действия трусов.
Когда семья Фогель была вырезана во время сна, мир даже не заметил. Великие советы продолжают клеймить Израиль. На другой стороне границы Сирия творит кровавую расправу над собственными гражданами. Но великие советы молчат.
Дело прав человека узурпировано организациями, в которых осталось мало общего с теми, кто начинал само движение. Некогда права человека были кличем к справедливости. Сейчас они используются как угроза. Эти организации нападают на свободные народы и молчат о несвободных. Они накидываются на такие государства, как Израиль и Америка, где существуют высшие стандарты свободы, и не заикаются о тех государствах, где свободой и не пахнет.
В наше время мы видим, как зло поднимает голову. Мы снова видим его знаки. Опять свастики маршируют по улицам. На этой неделе в Каире несли лозунги: «Мы строим газовые камеры». Детей наряжают смертниками с поясами самоубийц. Между жизнью и смертью они выбирают смерть. Мы читаем их знаки, мы слышим их речи.
И я знаю, что мы победим. Ибо их убежденность коренится в ненависти, а наша - в любви. Любовь же побеждает всегда.
Когда Ноэминь и невестки ее потеряли своих мужей, Ноэминь знала, что будущее их было бы лучше, если бы они вернулись к своим семьям и начали все заново. Но невестка ее Руфь не хотела даже и думать об этом. И сказала она:
«Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду».
И вот говорю я, что если мир решит, что он должен знать, кто станет рядом с Израилем, кто станет с еврейским народом, дабы знать, кого еще он должен клеймить, кого выбрать своей мишенью, так пусть он знает.
Меня клеймите. Меня выбирайте мишенью. Я стану рядом с еврейским народом. И если они опять устроят облаву, то я гордо подниму руку и скажу: «Первым забирайте меня!»
Зло рассчитывает, что мы ничего не будем делать. Зло рассчитывает, что мы испугаемся. Но с нами оно просчиталось. Оно просчиталось с нами, так же как с еврейским народом. Вот последние строки еврейской молитвы: Adonai li, v’lo ira (Бог со мною, я не боюсь). Эти две строки произносились столетиями. Во время крестовых походов. Во время погромов. Во время газовых камер. И сегодня мы тоже должны сказать: LO IRA.
Начнем же прямо отсюда: некоторые утверждают, будто Израиль – государство апартеида. Я это отвергаю. И немедленно вылетаю в Южную Африку. И завтра же утром буду вести передачу из Кейптауна, чтобы напомнить миру о зле подлинного апартеида. И в пятницу я полечу в Южную Америку и буду говорить там о человеческой ответственности перед пятью тысячами активистов со всего континента и призывать их встать рядом со мной в защиту Израиля и еврейского народа. И в воскресенье я буду выступать перед пятью тысячами американцами в Далласе.
Никто не хочет оказаться на виду, тем, кто высовывается. Первая угроза убить меня поступила в 2002 году после моего первого приезда в Израиль и моей декларации в поддержку еврейского народа и его государства. Самая последняя угроза убийства была сегодня.
И на это я говорю: LO IRA, я не боюсь.

Комментируя выступление Гленна Бека, видный израильский политолог Бэрри Рубин пишет в газете The Jerusalem Post:
«В эту новую эру революционного исламизма и постмарксистского левачества мы обязаны переоценить друзей и врагов.
В прошлом евреи часто рассматривали консерваторов и религиозных христиан как опасность. Но мы уже не в 19-м или 20-м веке. Консерваторы и христиане не стремятся более обращать, убивать или использовать евреев, чтобы наступил апокалипсис. Делая все возможное, чтобы продолжать работу с либералами и социал-демократами, мы должны понять – независимо от собственных политических взглядов, - что у Израиля и еврейского народа появились новые союзники.
Почему же эти категории людей изменились? Потому что когда религия оказалась на Западе в опасности, то они стали видеть в евреях собратьев по вере, а не, как в прошлом антисемитизме, растлителей-атеистов и христоубийц.
Они видят в Израиле воплощение национального государства и восхищаются его способностью себя защищать, и не смотрят на евреев как на подрывающих устои космополитов или трусливых пацифистов. Вместо того чтобы видеть в евреях угрозу западной цивилизации, они видят, что Израиль противостоит тем же врагам, что и они».
Когда Гленн Бек был в Израиле, тамошние левые манифестировали, требуя от властей объявить его персоной нон-грата...