О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Умиротворение + утопия = слабость, или Ближний Восток через десять лет после 11 сентября (27.09.2011)
Умиротворение + утопия = слабость, или Ближний Восток через десять лет после 11 сентябряЛев РОЖАНСКИЙ

В последнее время нет буквально дня, чтобы мы не ждали тревожных новостей с Ближнего Востока, вплоть до – упаси Бог – новой войны между Израилем и его соседями. То теракты, то обстрелы из Газы еврейских городов, находившихся прежде вне зоны досягаемости всяческих «Кассамов», то периодические уже всплески антиизраильской истерии в Анкаре с непременным военным компонентом, и вот, как заключительный аккорд, своего рода «Хрустальная ночь» против посольства Израиля в Каире. А впереди еще неизвестность в связи с грядущим решением Генеральной Ассамблеи ООН о признании независимого палестинского государства...
Продолжение:
«Растущая изоляция Израиля – и уменьшающаяся сила Америки в регионе» - так назвал свой недавний комментарий, суммирующий суть нынешней ситуации, в журнале Weekly Standard Ли Смит. «Проблема в том, что действия США по умиротворению своих врагов придают им сил, чтобы продолжать сражаться, - пишет в The Jerusalem Post Кэролайн Глик. – Иран, “Хамас” и “Хезболла” сегодня сильнее в военном отношении, чем они были 11 сентября 2001 года. “Хамас” контролирует Газу и, по всей вероятности, выиграет любые палестинские выборы. “Хезболла” контролирует Ливан. Иран стоит на грани создания ядерного оружия и нацелен на то, чтобы стать доминирующей силой в Ираке. Его главного врага Хосни Мубарака больше нет. Десять лет назад Иран и его союзники и прислужники могли только мечтать о том, чтобы иметь такое присутствие в Западном полушарии, каким они располагают сегодня».
Что факт, то факт – американцы в лице администрации Барака Обамы сдали Хосни Мубарака, своего самого могучего союзника в арабском мире, главную опору не только мирного договора между Египтом и Израилем, но и непримиримого противника иранского режима. Сдали – и получили в этой стране неслыханный скачок антиамериканизма, закономерным результатом которого может стать отстранение от власти военной хунты (которая еще более или менее сдерживает политический исламизм) в результате выборов и выход на авансцену «Мусульманского братства», сопровождаемый разрывом отношений с Израилем и подготовкой к новой арабской войне против крестоносцев и сионистов.
А как расценивать сыплющиеся, как из рога изобилия, антиизраильские декларации турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана? Обама и его внешнеполитическая команда не предпринимают никаких действенных шагов для того, чтобы эффективно повлиять на ситуацию. Но, в конце концов, - разве Турция не член НАТО? Неужто западным демократиям по душе такой союзничек, то и дело угрожающий применить силу против Израиля, Греции, Кипра?... Эрдоган и не пытается скрывать, что сделал ставку на превращение Турции в лидера Большого Ближнего Востока, эдакое возрождение, пусть и в меньших масштабах, Османской империи. Показательно и то, что место официальной идеологии в нынешней Турции все более занимает агрессивный исламизм и антисемитизм. Но американские власти по-прежнему предпочитают подыгрывать Анкаре. Как замечает Ли Смит, «даже после того как доклад ООН фактически оправдал Израиль [в инциденте с турецким пароходом “Мави Мармара”], администрация Обамы по-прежнему желала, чтобы Иерусалим извинился перед турками, а теперь сокрушается, что в их отношениях случился разрыв». Но почему еще Эрдоган чувствует как бы карт-бланш от Америки на любые непристойные жесты в адрес Израиля? Потому что американцы попросили Турцию воздействовать на сирийского диктатора Башара Асада, чтобы тот умерил пыл и перестал давить танками антиправительственных демонстрантов, - толку от турецких стараний не вышло никакого, но ключевой подтекст американской слабости Анкара усвоила...
Да, похоже, те времена, когда израильские отпускники десятками тысяч выбирались отдыхать на Синай, а армии Израиля и Турции проводили регулярные совместные маневры, ушли в прошлое.
«Если кто-то и несет ответственность за решение палестинского руководства обратиться к ООН за признанием палестинского государства на основе линий, существовавших до 1967 года, то это президент Обама и его советники по Ближнему Востоку», - считает сотрудник института Hudson-New York Халед Абу Тоаме. Арабский журналист из Израиля, он имеет возможность откровенного общения с представителями Палестинской Автономии в Рамалле, и они не скрывали от него своего недовольства Обамой, который «дезориентировал палестинцев». «Тот же самый Обама, который пообещал нам государство к концу 2011 года, - сказал Абу Тоаме один влиятельный собеседник, - теперь угрожает нам вето в ООН и финансовыми санкциями». Насчет обещания – так оно в принципе и есть. Соответствующий фрагмент прошлогоднего выступления американского президента в ООН – «Когда мы соберемся здесь в будущем году, у нас может быть соглашение, которое даст ООН нового члена, независимое, суверенное государство Палестина, живущее в мире с Израилем», - бесконечно прокручивается палестинскими СМИ в качестве доказательства американского двуличия. Своими заявлениями за последние три года, говорит Абу Тоаме, американцы создали у Палестинской Автономии и у многих арабов впечатление, что США «на нашей стороне» и принудят Израиль принять все «наши» требования, прежде всего полный отход к линиям до 1967 года и передел Иерусалима. Но еврейское лобби в Америке, судачит палестинская молва, задушило эту инициативу.
Ли Смит полагает данную оценку принципиально ошибочной. Одностороннее провозглашение палестинского государства, утверждает он, это анафема устоявшейся американской политике, подразумевающей роль брокера, способствующего урегулированию арабо-израильского конфликта через переговоры. Смысл мирного процесса состоит, таким образом, не только в подписании договоров, но и в могуществе и престиже, которые придает председательство на переговорах о них. Если же арабы могут получить то, чего они хотят, без вашингтонского давления на Израиль, то США утрачивают свою роль верховной силы в регионе. «Администрация Обамы, - подытоживает Смит, - обязана наложить вето на резолюцию [ООН о Палестине] не из-за Израиля, не из-за еврейских избирателей, но потому, что это противоречит американской региональной стратегии». Если между Автономией и Израилем и мог бы развиться какой-нибудь мирный переговорный процесс, то все надежды на него похоронила опять же администрация Обамы, заявившая с места в карьер, что Израиль обязан прекратить строительство на территориях, занимаемых им с 1967 года, включая присоединенную часть Иерусалима. Ранее это обстоятельство никоим образом контактам между сторонами не мешало, но после американского заявления Вашингтона палестинцам ничего не оставалось, как «прекратить переговоры, пока Израиль не примет данные условия». Но без переговоров президенту Палестинской Автономии Махмуду Аббасу нечего предъявить своим избирателям, что бы могло перевесить растущее влияние «Хамас» и других сторонников жесткой линии. Так Аббас оказался с пустыми руками, и ему ничего не оставалось делать, как придумать ход с обращением в ООН, но виной тому – и здесь Смит категоричен – «не израильская упертость, а американская некомпетентность».
В чем же причины просчетов, переполняющих, скажем так, сегодняшнюю политику, как американцев, так и европейцев по отношению к мусульманскому миру, попыток списать растущую агрессивность значительной его части на колониальное прошлое и прочие реальные и воображаемые обиды, иными словами – на комплекс вины белого человека. Президент Foundation for the Defense of Democracies Клиффорд Мэй объясняет это обстоятельство, в частности, дегенерацией западной востоковедной науки и непониманием со стороны истеблишмента на Западе реального мотивационного драйва, поднявшего на дыбы мусульманские массы по всему миру. Один пример тому, указывает Мэй, это высказывание главы – не хухры-мухры! – английской разведки MI5 Элизы Мэннигем-Буллер о том, что нападение 11 сентября было уголовным преступлением, а не актом войны. Это что же, означает, будто применение угнанных пассажирских самолетов как ракет против символов политической, военной и экономической силы Америки ничем не отличается от ограбления банка? Это когда было, чтобы преступники не удирали со своими трофеями, а напротив, приносили в жертву свои жизни и объявляли совершенное «мученичеством»? Зато госпожа Мэннигем-Буллер не преминула проникновенно объяснить мусульманские теракты «положением палестинцев» и убежденностью в том, что «Запад пользуется их нефтью и поддерживает диктаторов». Военным путем подобные вещи неразрешаемы, заметила в интервью английской газете Guardian директор MI5, посему отчего бы кое-кому здесь, т.е. в западных столицах, «не поразмыслить о разговоре с “Аль-Каедой”». И дама из разведки знает, о чем говорит. Мрачной иронией выглядит воцарение - накануне десятилетия 11 сентября! - в ливийской столице главнокомандующего «революционными силами» Абдул-Хакима Бельхаджа, с 2007 года лидера влившейся в «Аль-Каеду» Libyan Islamic Fighting Group и тогда же провозглашенного самим нынешним вождем «Аль-Каеды» Айманом аль-Завахири «эмиром муджахиддинов». А кто скинул Каддафи и посадил Бельхаджа на трон? Страны НАТО – и прежде всего Франция, Англия и США. Как вообще может американский президент хвастаться, будто «Аль-Каеда» сегодня на грани поражения? В этом есть нечто неестественное с точки зрения обычной логики. Совершенно естественно, однако, то, что руководство «Хамас» направило триполитанским триумфаторам приглашение посетить Газу.
Короче говоря, складывается впечатление, что наступление на джихад в Белом Доме и еще кое-где в Европе решили подменить своего рода негласным с ним сотрудничеством, еще одной формой умиротворения. Такому объяснению вполне соответствуют и сдача Мубарака, расчищающая путь к овладению властью в Египте «Мусульманским братством», фундаментально антизападным и пропагандирующим создание всемирного халифата, и свержение Муаммара Каддафи (притом, что уже с начала волнений в Ливии духовный лидер той же организации шейх аль-Карадави публично призвал убить Каддафи), равно как и западная позиция в отношении кровопролития в Сирии, где еще один светский автократ, Асад, бьется не на живот, а на смерть совсем не против мифической демократической оппозиции, а против суннитского большинства, вдохновляемого опять же «Мусульманским братством»; на этом фоне американские руководители громогласно призывают Асада уйти в отставку. Происходящее подтверждает, что вызвавшее скандал и быстренько отозванное заявление в феврале с.г. директора Национальной разведки США Джеймса Клэппера, будто «Мусульманское братство» является преимущественно светской организацией, отказавшейся от насилия, не выглядит случайной оговоркой. Сказанное обнажает опасную и глубоко ошибочную тенденцию, сутью которой является политическое и главным образом цивилизационное отступление, камуфлируемое – со стороны Запада – призывом ко всем уважать общечеловеческие ценности. Но последнее на настоящий момент является утопией, у радикального ислама нет никаких общих ценностей с демократией, которую он презирает, ненавидит и будет биться с ней до полной победы. 11 сентября было актом его войны против Запада, и именно как таковая она будет продолжаться, невзирая на все потуги левых и либералов легализовать ее как ответ униженных и оскорбленных на эксплуатацию со стороны «золотого миллиарда».
Что-то услышим мы от президента Соединенных Штатов Америки в двадцатую годовщину крушения башен Всемирного Торгового Центра...