О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Давид - защитник Голиафа (27.12.2011)
Давид - защитник ГолиафаЛев РОЖАНСКИЙ

В ноябре с.г. в известном научном центре Washington Institute for Near East Policy был зачитан доклад ветеранов американского военного и политического истэблишмента Роберта Блэкуилла и Уолтера Слокума «Израиль – стратегический актив Соединенных Штатов». Авторы отмечали, что аргументы в поддержку Америкой еврейского государства традиционно сводятся к «общим ценностям» - таким как демократические свободы, иудео-христианские мировоззренческие истоки и т.д. – и «моральной ответственности» за выживание миниатюрного государства евреев. Своего рода ходячей истиной при этом является то, что отношения между США и Израилем – это улица с односторонним движением, что американцы здесь только и делают, что дают, пусть это дипломатическая поддержка или поставки военной техники, и что для собственно национальных интересов США практически никакой пользы от Израиля нет. Блэкуилл и Слокум с подобной точкой зрения не согласны категорически. Израиль и Соединенные Штаты, полагают они, не только имеют общие цели, связанные с противостоянием радикальному исламу, но и более того, сотрудничество с Израилем становится все более существенным фактором в укреплении обороноспособности самой Америки.
Продолжение:
«В одной миле от границы сЛиваном находится израильский киббуц Саса... сады с фруктовыми деревьями, молочная ферма и 210 жителей, - это мы цитируем статью историка Артура Хермана “Как израильская оборонная промышленность может спасти Америку” в журнале Commentary. - Кроме того в киббуце Саса находится главный завод “Пласана”, компании, которая в 1985 году начала изготавливать тяжелые пластмассовые контейнеры наподобие мусорных. Сейчас минуло уже четыре года с того момента, как американским солдатам стало куда безопаснее ездить по Ираку и Афганистану, - благодаря киббуцу Саса и исполнительному директору “Пласана” Дани Зиву».
Именно Зив, рассказывает Херман, выступил с идеей изготавливать из пластика пуленепробиваемые жилеты. В 1989 году его компания получила первый контракт от министерства обороны Израиля – сначала для защиты военнослужащих, потом - военного транспорта. Суть новаций «Пласана» состояла в том, что высокая плотность защитного пластика весьма незначительно увеличивала вес боевой машины. Войны в Афганистане и Ираке принесли взрывной рост заказов, особенно американских. С 23 миллионов долларов в 2003 году их объемы сегодня составляют 500 миллионов. В 2009 году «Пласан» открыл даже завод в городе Беннингтон, штат Вермонт – для выполнения контрактов с Пентагоном. А коридоры его главного предприятия в Саса увешаны постерами, на которых скопированы благодарственные письма от американских джи-ай. На демонстрациях наших технологий, сказал Херману один служащий «Пласана», ко мне всегда подходят американские военные и говорят, что теперь в машины, не оборудованные защитой от «Пласана», они и садиться не будут. На сегодняшний день не было ни единого случая, чтобы хоть один солдат погиб от огня противника, если броня его транспортера была укреплена израильским пластиком...
Компания «Камеро» в Нетании – куда меньше «Пласана». Но с 2010 года и она является поставщиком Пентагона. Ее продукт – прибор, по размерам похожий на обычный лэптоп, который работает на технологии широкополосной сверхпроводной связи, что позволяет в буквальном смысле слова видеть сквозь стены и засекать на «другой стороне» вооруженных людей и взрывные устройства...
Перед тем как продолжить тему вклада израильского оборонно-промышленного комплекса в качественное совершенствование американского военного потенциала, сделаем очередную ссылку на доклад Блэкуилла и Слокума, где отмечены наиболее известные примеры военно-политической помощи Израиля его американскому союзнику.
«Во время холодной войны более всего выделяются дерзкое похищение израильтянами советского радара из Египта в 1969 году, положительная реакция Израиля на обращение президента Никсона о проведении разведывательных полетов и мобилизации войск с целью отпора сирийскому вторжению в Иорданию в 1970 году и передачу Израилем технологической информации о многочисленных видах советского вооружения, захваченного во время войн 1967 и 1973 годов. В более недавнем прошлом израильские действия против распространения ядерного оружия – включая бомбардировку иракского ядерного реактора в 1981 году – в немалой степени способствовали американским целям. А уничтожение в 2007 году построенного северокорейцами сирийского реактора, никогда, правда, не подтвержденное Израилем официально, гарантировало, что продвижение Башара Асада к атомному оружию – равно как и исключительно опасная акция Северной Кореи по его распространению – было остановлено еще на ранней стадии».
Говоря о сегодняшнем дне, Блэкуилл и Слокум констатируют, что американские праительственные ведомства, такие как департамент национальной безопасности и все военные и разведывательные структуры во все возрастающем количестве обращаются за новыми технологиями к Израилю. Этот процесс Артур Херман именует «молчаливой революцией»: «Спустя десятилетия пребывания в зависимости от Пентагона в сфере военных технологий теперь израильская оборонная промышленность захватывает конкурентное преимущество над своим зарегулированным, раздутым и летаргическим американским соперником». Голиаф, прибегает к библейскому сравнению Херман, находит укрытие за щитом Давида.
Характерный пример – система противоракетной обороны «Железный купол». У Пентагона осуществление подобного проекта заняло бы, по мнению Хермана, не менее десяти лет. В Израиле фирма «Рафаэль» получила от минобороны контракт в 2007 году, а уже в марте 2009 года система была готова для испытаний. Последние заняли еще год, а к марту 2011-го «Железный купол» был принят на вооружение, поставлен на боевое дежурство и уже сбивает хамасовские ракеты.
Еще более разительный контраст в области разработки передовых технологий между Израилем и США являет история другой противоракетной системы – «Стрела». Сама идея ее создания объясняется неэффективностью американской системы «Патриот» по отражению иракских атак на Израиль во время войны в Персидском заливе. Проект «Стрела» был совместным для США и Израиля, однако израильские разработчики поворачивались куда более резво, чем американские. Первые успешные испытания они провели на 10 (!) лет раньше пентагоновцев, и тогда же, в 1995 году, ввели в действие новую, усовершенствованную систему «Стрела-2», с 90-процентным КПД да еще и различающую реальные ракеты от их имитаций. Что же удивляться, если «Железный купол» в ближайшем будущем окажется на вооружении американской армии? А кто занимается маркетингом «Железного купола» в США? Не кто иной как Raytheon, компания-разработчик некогда передовой системы «Патриот». Отчего бы, действительно, не подработать, рекламируя чужое ноу-хау, вместо того чтобы терять годы на согласование бюрократических процедур у себя дома... Ведь сегодня ведущие американские производители вооружений тратят вдвое больше средств на содержание своих юридических служб, чем на научно-инженерные исследования!
Тем временем у Raytheon имеется еще один многообещающий контракт с израильским «Рафаэлем» - на новую двухступенчатую противоракетную систему «Волшебный жезл», или «Праща Давида». Ее задача – обеспечить защиту израильской территории от ракет дальнего радиуса действия и крылатых ракет, имеющихся на вооружении «Хезболлы». Тем самым Raytheon, облегчая жизнь своим конструкторам, получает доступ к израильским супертехнологиям, которые сможет использовать в других проектах на перспективу; «Рафаэль» тоже остается не без выгоды, ибо таким образом получает американское финансирование. Это правда, что Израиль немало выигрывает от щедрой американской финансовой помощи своим военным (которая расходуется главным образом в самих Соединенных Штатах), говорят в докладе, представленном в Washington Institute for Near East Policy, Роберт Блэкуилл и Роберт Слокум, однако израильская оборонная промышленность обладает уникальными «нишами» в военных технологиях, представляющими интерес для Соединенных Штатов. Среди последних, помимо уже упоминавшихся, Блэкуилл и Слокум называют беспилотники (в их разработке Израиль опережает зарубежных конкурентов лет на 10), используемые американцами в Ираке и Афганистане, приборы наведения на самолетах ударной авиации, системы близкого боя на кораблях ВМС, рассчитанные на перехват и уничтожение мелких судов с террористами на борту, и т.д.
Чем же объяснить феномен опережающего развития военных технологий в Израиле? Ответ более чем очевиден – страна борется за выживание, и решения надо принимать не откладывая. В отличие от Америки практически все израильские инженеры и конструкторы имеют опыт службы в армии. Как сказал Артуру Херману один сотрудник фирмы «Пласан», «мы знаем, что значит сидеть в военной машине, наскочить на мину или попасть под огонь». Израильтяне опять же терпеть не могут бюрократической иерархии, и импровизация со стороны младших по званию или рангу приветствуется, когда она идет на пользу делу, пусть и вопреки мнению руководства. Кстати, при импорте военного оборудования импровизация всегда была частью его алаптации к израильским обстоятельствам. «Каждый предмет оборудования, купленного у Соединенных Штатов, - пишет Херман, - от самолетов F-16 до вертолетов Blackhawk, сразу модифицируется экипажами для местных боевых условий». Это означает в реальности, указывает Херман, что израильским конструкторам не обязательно самим доводить до совершенства каждую мелочь - они знают, что об этом позаботятся на месте. Соответственно информация о произведенных улучшениях до них непременно дойдет и в свою очередь простимулирует новые усовершенствования.
Импровизация и привычка не складывать рук при внешне очевидном провале, заложенные в израильской психологии, проявили себя, к примеру, когда в 1987 году был отменен проект по созданию собственного израильского истребителя «Лави». Он опять же был продуктом совместного с американцами финансирования и за четыре года поглотил миллиарды долларов. А потом грянул гром - в Пентагоне побоялись, что «Лави» превзойдет на рынке лучший тогда F-16. От шока, потрясшего тогда израильскую оборонку, оправились, однако, быстро – наработки составили задел для прорыва в области малой авиации (тех же самых беспилотников), полторы тысячи отборных инженеров, занятых в проекте, были подхвачены другими компаниями, а самое главное – вся оборонная промышленность претерпела радикальную радикализацию, включая приватизацию, минимизацию и дерегулирование. Всего 300 сотрудников в министерстве обороны Израиля курируют ее сейчас – конечно, это страна маленькая, но 30 000 занятых аналогичными функциями бюрократов в Пентагоне – не чересчур ли много? Наверно, совсем не случайно, что теперь уже Израиль продает в США вооружений на полтора миллиарда долларов в год, а в мире занимает четвертое место по их экспорту.
Необходимость дл еврейского государства полагаться прежде всего на себя и на свои ресурсы с особенной силой важна на данном этапе, когда Америкой управляет администрация Барака Обамы. На днях последний, как выражаются, сам себя похлопал по спине, заявив, что еще никто среди американских президентов не сделал по военной линии столько для Израиля, как он. Военное сотрудничество, как показывалось выше, действительно развивается... правда, надо учитывать, что поставлено на рельсы оно было еще при предыдущем президенте, Джордже Буше. Что же касается общеполитической ситуации, то многолетний эксперт по Ближнему Востоку Бэрри Рубин всердцах пишет, что администрация Обамы не только не друг Израиля, а самый настоящий его враг. Это проявляется в ее помощи и поддержке тех сил на Ближнем Востоке, которые являются «отъявленными врагами Израиля, которые хотят заново разжечь войну и которые на сто процентов против решения конфликта путем создания двух государств. И я не имею в виду Палестинскую Автономию, я имею в виду исламистов».
Рубин написал свой комментарий (он опубликован, в частности, вебсайтом Pajamas Media) по горячим следам выступления 2 декабря министра обороны США Леона Панетты, в резкой форме потребовавшего от израильского правительства вернуться за «проклятый» стол переговоров. Рубин обращает внимание на прямо-таки фрейдистскую проговорку Панетты. Говоря о нынешних переменах в ряде арабских стран, он назвал их «арабским пробуждением», а этот термин есть не что иное как название изданной в 1938 году книги ливанского публициста Джорджа Антониуса, которая поддерживала арабский национализм как средство борьбы за Палестину против сионизма; в то время «арабское пробуждение» привело к предсказуемому союзу тогдашнего «Мусульманского братства» (как главного фактора этого самого «пробуждения») с нацистской Германией. Политика Обамы, направленная на приведение к власти в арабском мире «Мусульманского братства», уже нанесла огромный ущерб собственно американским интересам. Бэрри Рубин пишет: «Сегодня администрация Обамы является также стратегическим противником Саудовской Аравии, Бахрейна, Омана, Кувейта. Объедиенных Арабских Эмиратов, Алжира, Марокко и Иордании. Она также стратегический противник сил демократической оппозиции в Иране, Сирии, Турции, Тунисе и Египте». Больше никто не может сейчас полагаться на Америку, сказал в ноябре король Иордании, всегда верного союзника США, газете The Washington Post. Можно сказать, что па-де-де левых и исламистов, о котором пока в основном говорят обычно, имея в виду внутриполитические расклады сил в западных странах, обретает в исполнении Барака Обамы и «Мусульманского братства» исключительно тревожные глобальные очертания.
Хотелось бы заключить, что все же успешная оборонная кооперация между Израилем и США, возрастающая, называя вещи своими именами, зависимость американской армии от израильских технологий играет определенную сдерживающую роль в этом драматическом процессе. И, возможно, на президентских выборах 2012 года общественное мнение в США вспомнит, что жизнями тысяч и тысяч своих солдат и офицеров Америка обязана еврейскому государству, наступление на которое Барак Обама начал с первого дня своего столь травматичного для страны президенства.