О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
«Конечное противостояние», или Что нам сулит иранский атом (27.12.2011)
«Конечное противостояние», или Что нам сулит иранский атом Лев РОЖАНСКИЙ

Давным-давно, еще в девятом столетии, на территории нынешнего Ирака в городе Самарра родился мальчик, которого назвали Мухаммад Ибн Хасан Ибн Али. Стал он расти, был, как все дети, а потом вдруг пропал – то ли четыре года было ему тогда, то ли пять, то ли шесть. Некоторые считают, что он свалился в колодец, другие – что его нарочно спрятала там родная мать, ибо злые правители вознамерились его убить. Как бы то ни было, но впоследствии Али по высшей воле стал невидимым для людских глаз, и мусульмане-шииты стали почитать его под именем Скрытого, или Двенадцатого Имама. Люди увидят его только с дозволения Аллаха, а оно будет дано накануне конца мира, и он, Махди («ведомый путем Аллаха»), появится, дабы установить на земле правду и справедливость. Его будет сопровождать пророк Иса (т.е. Иисус), и вместе они поведут непримиримую борьбу с неверными. Как и где появится Махди - единого мнения на этот счет нет. Возможно, в Мекке, откуда он покорит весь Арабский Восток и установит столицу халифата (исламского государства) в Ираке; возможно, он поднимется из колодца в мечети Джамкаран в иранском городе Кум; многие верят, что сначала он завоюет Иерусалим. В любом случае все в мире, кто откажется принять ислам, будут уничтожены...
Продолжение:
Реакция официального Тегерана на опубликование данных МАГАТЭ, предполагающих военный характер ядерной программы, была исключительно агрессивной и отличалась явно выраженной апокалиптической тональностью.
3 ноября президент Махмуд Ахмадинеджад заявил на встрече со своими сторонниками, в частности, что «Запад мобилизует все силы, чтобы закончить работу, ибо ясно как день, что НАТо стремится напасть на Иран». Складывается обстановка, далекая от нормальной. Мы, сказал он, приближаемся к точке конечного противостояния, которое не обязательно будет военным и может принять политическую или еще какую-либо форму. Если Иран не продемонстрирует сейчас необходимой решимости, то получит такой удар, от которого он не сумеет оправиться по меньшей мере пятьсот лет.
10 ноября Верховный Лидер Али Хаменеи, выступая перед молодыми офицерами в военной академии сказал следующее: враг, в особенности Америка, ее марионетки и сионистский режим, должен знать, что «иранская нация ответит с максимальной силой на любую агрессию, включая угрозы, и так, что сами агрессоры взорвутся изнутри. Могучая иранская нация не будет сидеть сложа руки, когда материалистические псевдогосударства, которые прогнили до корней, смеют нам угрожать. Пусть любой, кто замышляет о нападении на Иран, приготовится к сокрушительным ударам и железным кулакам его армии, Корпуса стражей революции и басиджей, короче говоря, всей иранской нации».
9 ноября заместитель начальника генштаба вооруженных сил Ирана генерал Махмуд Джазаери предупредил, что ответ его страны не ограничится Ближним Востоком. «У Ирана много карт, которые находятся вне региона, и они будут использованы в нужный момент».
11 ноября, перед подписанием в Москве российско-иранского соглашения о стратегическом сотрудничестве, вице-президент Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Багери заявил, что если сионистский режим позволит себе подобное действие [бомбардировка ядерных объектов Ирана], то его существование будет поставлено под сомнение – не легитимность, а реальное существование».
Как истолковывать восприятие внутри Ирана доклада МАГАТЭ, указывающего на наращивание его ядерного потенциала? В западном понимании выведение мошенника на чистую воду ассоциируется со стыдом, позором, попытками оправдаться или даже оспорить правоту обвинений. Однако внутренняя иранская пропаганда смакует упомянутый доклад, как лакомое блюдо, до самых тонкостей, никакой цензуры со стороны властей нет и в помине. Напротив, признание на международном уровне факта приближения Ирана к статусу атомной державы является для национального самосознания бальзамом на все раны. Как пишет в журнале The Weekly Stamdard сотрудник Фонда защиты демократий (Foundation for Defense of Democracies) Ройел Марк Герехт, то, что режим, который обрушил в своей стране все жизненные стандарты, «сумел, несмотря на это, построить сверкающие, из нержавеющей стали конструкции, способные обогащать уран, граничит с чудом». Соответственно, оскорбительно-вызывающая риторика, исходящая от иранского руководства, отражает, с одной стороны, «головокружение от успехов», равно как и стремление попугать своих оппонентов, а с другой, не лишенные основания надежды на то, что единой антииранской позиции международные структуры все равно выработать не смогут.
Волну заявлений на Западе и в Израиле о необходимости жестких мер, не исключая военных, чтобы предотвратить получение Ираном ядерного оружия, иранское новостное агентство Mehr расценило как политический и военный блеф. Почему нападение на Иран не может быть оправданным выбором для Израиля, спрашивается в редакционной статье агентства, и на это даются следуюшие ответы.
Они (Израиль) знают, что этот удар не остановит иранскую ядерную программу.
Даже те израильские и американские стратеги, которые верят, что бомбардировка может задержать иранскую ядерную программу, определяют эту задержку сроком всего в два года, - так стоит ли рисковать войной с Ираном?
Любое нападение на Иран укрепит сплоченность его народа.
Иран убедительно доказал, что он полностью готов отразить любую военную угрозу и в состоянии вовлечь в войну страны как внутри, так и вне ближневосточного региона.
Ни в США, ни в Израиле разведывательные и военные круги не верят в то, что иранская ядерная программа является первоочередной угрозой для них. Они знают, что главную опасность для их интересов представляет «Арабская весна».
Иранские комментаторы призывают свое руководство противопоставить Западу активную контркампанию на дипломатическом фронте. Во-первых, оно должно вновь и вновь подчеркивать, что военные меры против ядерных объектов не принесут никакой пользы, ибо последние рассредоточены и спрятаны под землей. Во-вторых, оно должно объявить, что если подобное нападение произойдет, то, даже без всякого урона для данных объектов, его надо будет расценить как агрессию и нарушение международных конвенций, отчего Иран выйдет из Международного договора о нераспространении; после этого МАГАТЭ останется навсегда забыть о посещении его инспекторами иранских ядерных электростанций. Такая угроза должна заставить Запад серьезно задуматься, полагают иранские аналитики. Кроме того, чтобы добиться перелома в психологической войне, они рекомендуют наладить более активное сотрудничество с Россией и Китаем. Иранский вебсайт Diplomacy указывает в связи с этим, что последние обязаны удвоить свои усилия, чтобы не допустить ни нападения на Иран, ни ужесточения санкций против него. Вместе с тем газета Ebtekar остерегает против излишнего доверия России и Китаю. «Каждый раз, когда мы слышим, что эти страны выступают против нападения на какую-нибудь страну, нас просто тошнит. Они были против нападения на Ирак и на Ливию, но, когда наступало время действовать, они просто плясали под дудку США и Запада.
Вчитываясь в приведенные комментарии, нельзя не заключить, что их авторы все же в основном заговаривают сами себя, но они по крайней мере претендуют на определенную логику. Тем не менее, насколько уместно говорить о логике, опять же в западном понимании, применительно к апокалиптической иделогии иранского руководства? Вот несколько выдержек из статьи Джеймса Замуолта, опубликованной некоторое время назад вебсайтом Human Events:
«Как и многие шииты, Ахмадинеджад верит, что Двенадцатый Имам Мухаммад аль-Махди [подробнее см. вначале] вернется только накануне мирового хаоса. Но в отличие от большинства шиитов, считающих, что этот хаос будет развиваться естественно, Ахмадинеджад принадлежит к маленькой секте, убежденной, что необходимый хаос может быть ускорен человеком. Стремление Ахмадинеджада обзавестись ядерным вооружением обязано поэтому рассматриваться на фоне его веры в то. что он способен стимулировать наступление хаоса для ускорения пришествия Махди...»;
«Ахмадинеджад верит, что его предназначение состоит в том, чтобы в буквальном смысле вымостить путь для пришествия Двенадцатого Имама. Будучи еще до своего президентства мэром Тегерана, он приказал расширить улицы для торжественного парада в честь будущего возвращения Махди...»;
«Вера Ахмадинеджада в его особую роль в пришествии Двенадцатого Имама побудила его поделиться “видением”, снизошедшим на него во время выступления в 2006 году в Генеральной Ассамблее ООН. Он якобы увидел себя, когда он говорил, окруженным “сиянием”. Кроме того, завершая свое выступление перед мировой организацией, он вознес молитву и предупредил о скором пришествии Махди...».
В свете подобной теологии Конца Времен, говорит журналист и писатель Джоэль Розенберг на вебсайте Fox News, мы не должны бы удивляться тому, что иранский режим принимает сегодня еще более агрессивную позицию в отношении США и Израиля. Вместо того нам следовало бы прибегнуть к более решительным мерам, чтобы не дать Ирану застать нас врасплох в не столь отдаленном будущем...