О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Мир по Либерману (21.05.2009)
Лев РОЖАНСКИЙ

Мир по ЛибермануНазвание этого материала, равно как и публикации в израильской газете The Jerusalem Post, на которую он опирается, - The World According to Lieberman, - имитирует название популярного романа американского писателя Джона Ирвинга The World According to Garp. Ирвинг – замечательный придумщик совершенно невероятных ситуаций, но нынешний министр иностранных дел Израиля являет собой пример действительно головокружительного восхождения. «Головастый ли он? – задается вопросом редактор отдела новостей The Jerusalem Post Амир Мизрох, пришедший к Авигдору Либерману вместе со своим главным редактором Давидом Горовицем за ПЕРВЫМ интервью этого политика ИЗРАИЛЬСКОЙ (не русскоязычной) газете, и отвечает: - Несомненно. Ты и должен быть головастым, чтобы начать вышибалой в молдавском ночном клубе и завершить министром иностранных дел Израиля. Ты и не можешь быть не головастым, если не даешь себя обхитрить следователям Департамента международной преступности при израильской полиции в течение 10 лет. Он сосредоточен, расчетлив и говорит, выверяя каждое слово. И как мягко он говорит! Как отлично от его публичных выступлений! Сидя на расстоянии всего лишь метра от него, мне приходится даже напрягаться, чтобы услышать все, что он говорит».
Продолжение:
По мнению Либермана, как в Израиле, так и за его пределами, люди привыкли к повторению одних и тех же клише – оккупация, поселения, поселенцы, - как будто это первопричина всех проблем. То же самое – с популярными лозунгами: мир в обмен на землю, два народа – два государства и т.п. «И, начиная с 1993 года, мы действительно делали все возможное. У нас были чрезвычайно голубиные правительства. Можно начать с Эхуда Барака в Кэмп-Дэвиде, который сделал очень щедрое предложение Арафату, но тот ответил отказом. Что же касается правительства Ариэля Шарона, то при нем мы ввязались в безумный процесс размежевания. Мы вывезли тысячи евреев из полосы Газа. Мы эвакуировали десятки цветущих поселений, а в ответ получили ХАМАС и ракеты “Кассам”. И то же самое – при последнем правительстве Эхуда Ольмерта. Это было очень голубиное правительство – без Либермана, без Нетанияху. Это были Ольмерт, Барак и Ципи Ливни. Каков же результат? Вторая Ливанская война, операция в Газе, разорванные дипломатические отношения с Мавританией и Катаром, и наш солдат Гилад Шалит по-прежнему в плену».
Мы говорили по-английски, продолжает корреспондент The Jerusalem Post Амир Мизрох, он хотел, чтобы это было по-английски, настаивал даже. Почему? Для практики? Показать нам, что он может это? Показать это себе? Думаю, больше того. Я думаю, что он воспринимает себя очень серьезно и что если он собирается быть министром иностранных дел следующие 4 года и 9 месяцев, то ему необходимо улучшать свое владение языком, подтягивать себя, улучшать. Это на сегодня его самая престижная работа, и он добился ее благодаря целеустремленному самосовершенствованию. Его английский довольно хорош, лучше, чем я ожидал. Он не хуже и не лучше, чем у Ципи Ливни или Сильвана Шалома, когда они возглавляли министерство иностранных дел.
«С моей точки зрения, - это говорит уже Авигдор Либерман, - мы заинтересованы в трех вещах. Прежде всего, так же, как и для всех израильских граждан, самым важным является безопасность. Я не хочу видеть каждый день, каждое утро палестинские ракеты, падающие на Сдерот. Второе – что важнее всего для палестинцев? Я считаю, что это тоже совершенно ясно – экономика. Сейчас я говорю как поселенец. Нокдим, где я сам живу, является крупнейшим работодателем в нашем районе. Я очень много раз встречался с палестинцами из окружающих деревень, которые абсолютно не верят ни в какой политический процесс, ни в какие мирные процессы – ни в саммиты, ни в конференции, ни в декларации... У них безработица, которая достигает 30-40 процентов, особенно в полосе Газа, где семьи живут на 200 долларов в месяц. Как и все нормальные люди, они хотят прежде всего работу, хотят прокормить свою семью, обеспечить образование для своих детей, охрану здоровья, безопасность для себя самих. Поэтому ключевой ценностью для палестинцев является экономика».
Тут интервьюеры его перебивают: «Так это не независимость? И они голосовали за ХАМАС не потому, что хотят избавиться от Израиля?»
«Отчего они проголосовали за ХАМАС – вопрос интересный. Они голосовали за ХАМАС не из-за независимости и не потому, что верят в его радикальную идеологию, но потому, что ХАМАС выстроил инфраструктуру социальных служб – больницы, фонды, школы. А Палестинская Автономия и партия ФАТХ, с другой стороны, рассматривались ими и при режиме Арафата, и позднее как предельно коррумпированная во всех своих институтах. Вот почему ХАМАС выиграл выборы. И та же ситуация сохраняется сегодня. Палестинцам нужны нормальная жизнь, жизненные стандарты, работа».
Из читательского отклика на интервью The Jerusalem Post с Либерманом: «Прочитал все интервью. Нигде не заметил ни единой расистской реплики. Но продолжаю слышать отовсюду: расист, расист... Нельзя сделать человека расистом, даже если продолжать его все время так называть. Он умный человек, у которого гораздо больше идей о том, как помочь палестинцам, чем у кого-либо иного, слышанного мною за всю мою жизнь. Как можно называть его расистом!..»
Амир Мизрох признается: «Когда я поместил фотографии о нашем интервью на Facebook, мне пришли комментарии и вопросы на грани отвращения: отмойте пятна с рук, леди Макбет! или – позор вам, что вы на него не наблевали...»
Авигдор Либерман (продолжает): «И третий элемент, разумеется, стабильность. Экономика, безопасность, стабильность. Невозможно искусственно навязать любое политическое решение. Оно, без всяких сомнений, провалится. Нельзя начинать мирный процесс из ничего. Необходимо создать подходящую ситуацию, определить правильный фокус, подготовить нужные условия. Мы собираемся взять инициативу на себя. Мы заинтересованы в том, чтобы инициатива оставалась в наших руках, и будем стараться убедить палестинцев, европейцев, “Квартет” и Соединенные Штаты, что именно такой путь является правильным».
На прошлой неделе, как раз в день этого интервью, в американской столице коллега израильского министра Хиллари Клинтон выступала на слушаниях в Палате представителей Конгресса США. Если Израиль добивается поддержки умеренных арабских стран в противостоянии фундаментальной угрозе, сказала госсекретарь США, он должен быть интенсивно вовлечен в мирные усилия с палестинцами. В связи с этим The Jerusalem Post задала такой вопрос Либерману: «Мы видели газетные заголовки, утверждающие, что позиция Израиля такова: сначала вы должны остановить Иран, а потом у нас наступит прогресс с палестинцами. Проясните это, пожалуйста!»
«В нашем регионе невозможно ничего решить, не решив иранскую проблему, - ответил он. – Это относится и к Ливану, и к их влиянию на Сирию, их очень ощутимому присутствию в делах Египта, в полосе Газа, в Ираке. Если международное сообщество хочет решить ближневосточные вопросы, это невозможно сделать, так как наибольшим препятствием к этому являются иранцы». Вместе с тем Либерман отвергает предположение, будто Израиль вообще отказывается что-либо предпринимать относительно своих отношений с палестинцами. Мы же сами заинтересованы в движении в этом направлении, конечно, будем этим заниматься, но без иллюзий...
- На сегодня существуют две очевидные модели, говорит Либерман, одна – в Иудее и Самарии, а другая – в полосе Газа. Пример сосуществования с Саламом Файядом в Иудее и Самарии действительно отличен от нашего опыта в Газе. И я принимаю эту модель. Мы должны построить нечто похожее на это в полосе Газа, чтобы укрепить нормальных, рациональных партнеров по ту сторону, которые признают наше право на существование. Даже палестинцы видят, каковы жизненные стандарты в Иудее и Самарии, и могут сравнить это с тем, что происходит в полосе Газа.
Он обращается к историческим параллелям. «Я сказал сегодня на встрече с премьер-министром Чешской Республики, что у нас есть три примера Европы в разрешении конфликтов. Первый - в самой Чехословакии после Второй мировой войны - с немцами в Судетах. Это очень плохой пример. Второй пример – Северная Ирландия. Сегодня там хорошо, но само решение потребовало 800 лет. У нас нет 800 лет. Еще один пример – Кипр. Каково было положение на Кипре до 1974 года? Такое же, как и в Израиле. Греки и турки жили вместе. Там были трения, кровопролитие и война. После 1974 года все греческое население сосредоточилось в южной части острова, а турецкое – в северной. И до сих пор там нет мирного соглашения. Но есть стабильность, процветание и безопасность. Греческая часть Кипра является полноправным членом Европейского Союза, и никто не думает сегодня больше о войне и терроре. Вот такой результат, и даже без официального мирного соглашения. И Европа такой вид решения проблемы приняла. Я думаю, что мы предпочли бы решение где-то в этом направлении».
Комментарий еще одного читателя, из Америки: «Прочитав это интервью, понимаешь, что определенный реализм вернулся, и, вероятно, у Израиля появился шанс. Но только если вы и дальше найдете в себе силы смотреть в лицо реальности. А начнете опять зарывать голову в мечты о мире, то потеряете все».
Журналисты The Jerusalem Post вновь и вновь задают Либерману вопросы о том, что же конкретно будет делать израильское правительство, в чем, опять же конкретно, будет проявляться его новый реализм. Министр иностранных дел предлагает им подождать – до 18 мая, когда запланирована встреча Биньямина Нетанияху с президентом Бараком Обамой в Вашингтоне. «Все решения будут сделаны в ближайшие две недели. Новая политика должна быть приемлема для меня и для всех составляющих нашей коалиции. Это очень хороший шанс для Израиля принять действительно серьезные решения. Нашей самой большой проблемой была нестабильность нашей политической системы. Мы существуем 61 год, и это наше 32-е правительство. Только одно правительство в прошлом завершило отведенный ему срок – пятнадцатое, когда во главе его была Голда Меир. Нынешнее правительство, по моему мнению, является вторым в нашей истории, способным проработать все четыре года и девять месяцев. Это очень интересная коалиция – с левым крылом, с правым крылом, с религиозными евреями, с ортодоксами. Это по-настоящему стабильное правительство».
Кто-то меня спросил, припоминает журналист Амир Мизрох, а есть ли в нем вообще какое-то обаяние. Я бы, говорит он, не применял это слово к бывшему молдавскому вышибале. Но, поразмыслив хорошенько, я бы предпочел слово «серьезный». Он бы никогда не стал совать язык в рот девушки-военнослужащей перед встречей военного кабинета, как это сделал Хаим Рамон. Он бы не стал обсуждать существующие только в воображении мирные планы с «безвластными» палестинскими лидерами, как это делала Ципи Ливни. Это человек, который любит, чтобы вещи делались, чтобы не было топтания на месте и, того хуже, на цыпочках, чтобы каждый говорил то, что у него на уме, без обиняков и недоговорок... В таком случае мир будет куда менее сложным – как раз по Либерману.