О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Можно скрывать и счастье, и несчастье... (20.06.2012)
Элла БАЗЛОВ

Об этом мы говорили в один из майских четвергов в клубе.
Лидия Дилекторская. Имя ее известно далеко не каждому, но те, кому посчастливилось жить в Петербурге и посещать Эрмитаж, несомненно, должны вспомнить чудесный женский портрет: лицо, разделенное на две половины, темную и светлую, чуть раскосые глаза и пышные волосы.
О том, кем была эта женщина, и как ее портрет попал в Эрмитаж, рассказала Нина Рыбалко.
Нина - наш постоянный лектор, от нее мы узнали последние московские новости, когда она вернулась из столицы, в марте, к женскому дню, она поведала историю женщины, изменившей мир, - Голде Мейер. Любая тема, к которой обращается Рыбалко, преподносится нам необыкновенно эмоционально и надолго остается в нашей памяти, ибо она умеет акцентировать внимание на мельчайших деталях, которые и на самом деле столь не маловажны в нашей бурной жизни. В нижеследующей статье постараюсь изложить самое главное из лекции Нины.
Продолжение:
Можно скрывать и счастье, и несчастье...Более двадцати лет Лидия Николаевна Дилекторская была музой, секретарем, натурщицей, помощницей, другом и вдохновительницей великого французского художника Анри Матисса. Родилась в 1910 году в Томске, в 13 лет осталась сиротой, заботу о девочке взяла сестра матери, которая и увезла ее в Париж, а затем в Ниццу. В 19 лет Лидия вышла замуж, через год развелась, а еще через год случайно устроилась помощницей в дом Матисса. (Она и не представляла, что этот художник известен не только во Франции, но и во всем мире.) Так осенью 1932 года Дилекторская появилась в художественной мастерской, ей было 22 года, а ему - 63. ( В ее судьбе впоследствии не было ни одного мужчины).
Матисс в ее приходе увидел мистическое совпадение: в это же время по заказу русского коллекционера Щукина он работал над одной из картин. (Это был “Танец”)
Жена художника Амалия была тяжело больна и прикована к постели, поэтому Дилекторской приходилось находиться при ней постоянно. Однажды, войдя в комнату жены, Матисс увидел Лидию, сидящую и одновременно склонившуюся над столом, он раскрыл альбом и сделал набросок... С тех пор и на все 20 лет она становится не только моделью, но и “светом его очей”. Матиссом созданы 90 картин с надписью по-французски “Lidia”, не считая рисунков, набросков и эскизов.
В 1939 году жена художника переехала в Париж, покинув его после 34 лет брака.
Лидия прожила с Матиссом относительно спокойно всю жизнь, предпочитая оставаться в тени, хотя он всегда называл ее своей музой. Каждым портретом она и так обеспечила себе вечную память.
Ощущение счастья и гармонии художник не терял никогда, даже передвигаясь в инвалидной коляске, он продолжал работать и во всем видел прекрасное..
После смерти Матисса Дилекторская покинула его дом, переехала в Париж и всю себя посвятила его памяти, издала его работы, создала музей. В ее личности органически сочетались несоединимые черты: широта русской души и французская рациональность. Удивительно светлый человек, такой ее и изобразил Матисс на знаменитом полотне “Голубые глаза”. В последние годы она тяжело болела, почти никого не принимала. Лидия Николаевна скончалась в 1998 году, и прах ее перевезен и захоронен на сельском кладбище Павловска под Петербургом. Она любила Россию, поэтому многие творения художника подарены ею музеям Москвы и Петербурга.
Картины великого француза нам хорошо известны, а судьбу его русской музы мы узнали во всех подробностях благодаря нашей Нине Рыбалко. Аплодисменты и благодарность ей, ведь именно Нина предложила провести в клубе цикл лекций под названием “Немеркнущие звезды”.
О многих мы уже вспомнили, а, сколько тем еще впереди!
В заключение встречи мы посмотрели документальный фильм и окончательно убедились в том, что судьба русской музы гениального француза, была... какой?
Судите сами, а скрывать поистине ведь можно и счастье, и несчастье...