О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Интервью
Виталий Макаров: «Скрипач на крыше» – это объединяющая история ...» (21.05.2009)
Людмила ПРУЖАНСКАЯ

Виталий Макаров: «Скрипач на крыше» – это объединяющая  история ...»C артистом Виталием Макаровым (запомнившимся русскоязычному зрителю блестящим исполнением стихов В. Маяковского, а также главной ролью в пьесе В. Мрожека «Эмигранты») мы договорились о встрече за два с половиной часа до спектакля. Место – кафе-ресторан « Barbare» на ул. Сен-Дени. Почему именно там? Соседняя дверь – знаменитый Thеаtre du Rideau Vert (театр Зеленого занавеса), который 11 мая показал очередную премьеру - бродвейский мюзикл «Скрипач на крыше». Инициатором и вдохновителем этой идеи стала художественный руководитель театра, известная на весь Квебек артистка и режиссер, лауреат многих государственных премий и наград, 78-летняя Дениз Фильятро. И вот совпадение: пока мы сидим за столиком у окна, на тротуаре появляется она сама, народная любимица. Стремительной, легкой не по возрасту походкой движется к театру, замечает Виталия за стеклом и, расплываясь в улыбке, начинает радостно махать ему рукой.
Продолжение:
Дениз Фильятро

- Мы с Дениз - давние друзья, - поясняет явно польщенный Макаров. - Познакомились мы с ней после спектакля «Песочный человек» в 1996 г. Она уже тогда проявляла интерес к нашему театру («Театр Второй реальности» под рук. засл. арт. России Александра Марина, в котором работает В.Макаров – Прим. ЛП). В 1999 г. Дениз предложила мне сняться в ее фильме «Лара Кадье ... продолжение». Это было продолжение известной пьесы квебекского драматурга-классика Мишеля Трамбле. Так я попал в квебекский кинематограф. После «Лары Кадье» Дениз пригласила меня в свой спектакль «Венецианские близнецы» (2000 г.), который был сделан для фестиваля «Ради смеха». С ним она тесно сотрудничает уже 18 лет. Два года назад предложила Саше (Марину- Прим. ЛП) поставить спектакль по шиллеровской «Марии Стюарт» в «Ридо Вер». Спектакль этот имел большой успех. У меня там была роль лорда Дависона. Летом Саша начинает ставить на той же сцене знаменитую пьесу «Трамвай «Желание» Т. Уильямса, в которой мне предстоит сыграть Пабло, одного из «корешей» Ковальского. «Трамвай «Желание» выйдет осенью. Ну, а и в «Скрипаче...» у меня две роли...

«Тевье-Молочник» Шолом-Алейхема

ВМ : Когда в феврале мы только приступили к обсуждению пьесы, квебекские артисты нас с Сашей Самаром, также занятым в спектакле, попросили объяснить, как выглядела украинская деревенька начала прошлого века. «Анатовка» она у Шолом-Алейхема называется. Я – в интернет. Игорь Овадис посоветовал мне фильм «Еврейское счастье» (1925 г.) по рассказам Исаака Бабеля. В нем главную роль исполнял Соломон Михоэлс. Скачал. Показал квебекским артистам. Говорю им : «Имейте в виду, это сам Михоэлс! Он великий артист, игравший роль Тевье» (Михоэлс поставил «Тевье-молочника» и играл в нем главную роль в московском ГОСЕТе в 1938 г. и позже, в 1940 г. в Киеве – Прим.ЛП)
ЛП: Но они-то, конечно, о нем ранее вряд ли слышали.
ВМ: Они - нет. Но наши-то люди знают Михоэлса, правда?
ЛП: Старшее поколение – конечно! О его исполнении роли Тевье напомнил в 80-е годы писатель Вениамин Каверин в статье «Два артиста», посвященной Михаилу Ульянову, сыгравшему Тевье на ЦТ в 1985 г. Каверин тогда писал, что спектакль с Ульяновым – не только памятник Шолом-Алейхему, но и Соломону Михоэлсу.

ВМ: А я с свое время видел в Ленкоме «Поминальную молитву»: выходил на сцену Евгений Павлович Леонов и начинал тихим голосом произносить первый монолог Тевье: «Знаете, пане Шолом-Алейхем, уж коль суждено счастье, оно само в дом приходит! Как это говорится: "Если повезет, так на рысях!" У зрителей от волнения на глаза наворачивались слезы... Это была последняя роль Леонова...

«Скрипач на крыше»

ЛП: Но «Скрипач на крыше» как одна из версий «Тевье-молочника» - не столь драматическая вещь...
ВМ: Само произведение Шолом-Алейхема так многогранно, что из него можно «вытащить» самые разные темы. И название - «Скрипач на крыше» очень выразительно. Это как стоишь на краю и знаешь, что вот-вот упадешь. И падаешь, но все же нужно как-то держаться, выживать. И еврейский юмор, музыка в этом «выживании» - большие помощники. А Дениз прекрасно чувствует мелодию, ритм, она - мастер своего дела. В ней вообще столько энергии, темперамента, страсти! Она сама все время в движении! И к тому же она верный человек. Может, конечно, и отругать (если за дело), но главное - она любит артистов! «Скрипач на крыше» - спектакль в первую очередь комедийный, не зря его купил фестиваль «Ради смеха», но вместе с тем и драматический. Это, что называется, «смех сквозь слезы»...
ЛП: А кто играет Тевье?
ВМ: Тевье играет артист Мартэн Ларок. Хороший актер! Вообще у нас получился слаженный ансамбль, в нем занято 18 человек. С нами работала замечательный хореограф Моник Венсан. И, конечно, велик вклад Ива Морэна, который перевел либретто Джозефа Штайна и все песни на французский язык. Ну, а музыка та же – Джерри Бока. С каждым днем мы все чувствуем, как спектакль «растет» , в нем больше задушевности что ли, как будто больше воздуха становится....

Федька

ВМ: Фабула в «Скрипаче» чуть упрощена. У Шолом-Алейхема в повести пять дочерей, а в «Скрипаче» - три: Цейтл, Хава и Годл. Судьбы девушек складываются не совсем так или даже совсем не так, как мечтают родители: Цейтл предпочитает богатому Лейзер- Волфу бедного портняжку Мотла и выходит за него замуж; Хава едет в Сибирь вслед за революционером- марксистом Перчиком, а младшая - и «того хуже» - связывает свою жизнь по православному обычаю с неевреем Федькой. Для Тевье –это удар! И он встает перед дилеммой. Что выбрать: Бога и традицию или любовь к родной дочери? Если ты выбираешь второе, то изменяешь себе самому, тому, в чем вырос... Но ведь и дочь – самое дорогое, что есть… Трудный вопрос. Но в конце спектакля, когда царским указом («так громада порешила» - оправдываются односельчане) Тевье высылают из Анатовки, Хава приходит с Федькой, и Тевье прощает их...
ЛП: А ты играешь Федьку, нееврея, значит?...
ВМ: Да, да, именно...
ЛП: У Шолом-Алейхема влюбленная в Федьку Хава, к недоумению Тевье, называет жениха «вторым Горьким», которого боготворит...
ВМ (смеется): Нет, о Горьком у нас нет упоминания: либретто все же американцем написано, но замысел сохранен: Федька – одно из главных действующих лиц...
ЛП Это в связи с Федькой Тевье размышляет вслух: «И зачем Бог создал евреев и неевреев? А уж если он создал и тех и других, то почему они должны быть так разобщены, почему должны ненавидеть друг друга, как если бы одни были от Бога, а другие – не от Бога?»
ВМ: Мне-то вообще представляется, что «Скрипач на крыше» - это общечеловеческая история, не только еврейская. Хотя, конечно, в нем много еврейского колорита, все эти словечки «Мазел тов!», «Лехаим!» и т.д., характеры персонажей, конечно...
ЛП: Ты рассуждаешь в традиции Леонова и Ульянова... Да и Михоэлса, кстати... Вот что он писал в своей статье “Тевье-молочник”. Об одном герое Шолом-Алейхема” в журнале «Огонек» в 1938 г:
«Еще на большую высоту подымается Тевье в ту минуту, когда остается почти один. Как бы в молитве застывает Тевье и так рассуждает о самом себе. Но о себе ли? Нет, о народе! “Стоит, красуется дерево, - дуб в лесу, - говорит он. - Приходит человек с топором и срубает одну ветвь, да еще одну ветвь, да еще одну. Что же это за дерево такое - дуб без ветвей? Не лучше ли будет, если ты, сын человеческий, подрубишь дуб под самый корень и свалишь его, великана, замертво на землю и прекратишь эту нелепость? Ибо нечего дереву торчать обнаженному, одинокому в лесу”. Впоследствии дочери объяснят ему, что “никто никаких ветвей не срубал”, что дети Тевье в большую жизнь пошли..».

ВМ: Вот-вот, это о человеке вообще! Раз уже сто лет прошло, а люди, читая и смотря, продолжают плакать и смеяться – значит это классика. А классика всем принадлежит. «Скрипача...» и в Японии играли с успехом. Потому что это о вечном. Происходит смена поколений: приходит сын или дочь и говорит: «Нет, папа, все по-другому, жизнь меняется» А он: «Как так? Меня пороли, и я тебя порю! Меня так вырастили!». А они: «Нет, папа, теперь ты меня не тронешь», если попросту... И тут нужно выбирать: либо ты меняешься с детьми, либо... А еще, заметь, время-то какое было, когда Шолом-Алейхем писал! Переломное! Не случайно вся великая литература тогда родилась!

Все без слов понятно...

ВМ: Спектакль вышел яркий, лихой, но мне-то вообще кажется, что мы с Самаром все на себе тянем...
ЛП: В каком смысле? Потому что вы оба исторически принадлежны к этому действу (дескать, «Шолом-Алейхем – это наше»), или актерским темпераментом и мастерством берете?
В.М. (смеется): Да нет, я не о том! Просто мы участвуем в самых сильных, энергетически заряженных моментах спектакля. Мы там оба танцуем: вначале еврейские танцы, а через пять минут - русские... А я очень люблю движение! И в обоих танцах такая сила, мощь, гордость за свои традиции ... И еще: я приглашаю всех: «Скрипач» - это объединяющая история, в ней главное - любовь, и не страшно, что кто-то французского не знает. Вон моя теща тоже не знает, а пришла от спектакль в полный восторг. А нашим-то людям в такой истории и без слов все понятно...
Беседа наша подходила к концу. Тем временем ресторан заполнился публикой: было время ужина. А Виталий Макаров, отказавшийся от еды и питья, в отличной физической форме («Положение обязывает!»), лишь задорно подмигнул на прощание: «Мне пора!». И «нырнул» в соседнюю дверь – Театра Ридо Вер, где через полтора часа ему предстояло выйти на сцену и пуститься в пляс. От имени всего человечества.
PS. Билеты на дополнительные спектакли (26 июня - 4 июля 2009, зал Пьер-Меркюр) можно приобрести в билетных кассах Фестиваля «Ради смеха», тел. 514-845-2322, 514-790-1245 или на сайтах hahaha.com ou admission.com.