О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
О чем не договорились Обама и Нетанияху (3.06.2009)
После окончания переговоров, которые провел с официальными лицами Вашингтона премьер-министр Израиля Биньямин Нетанияху, руководство вашинтонского Jewish Institute for National Security Affairs обратилось к бывшему представителю США в ООН Джону Болтону с просьбой прокомментировать результаты «исторической встречи», как ее подавали СМИ, лидеров США и Израиля. Болтон, как водится, без лишних слов стал резать правду-матку. Хотя оба они, сказал он, «сильно заинтересованы в создании впечатления, что они хорошо работают вместе и их взаимоотношения крепки, но их взгляды решительно расходятся». Обама не раз заявлял, что прогресс в израильско-палестинских переговорах поможет смягчить иранские ядерные амбиции, в то время как Нетанияху не скрывал, что, по его мнению, прежде всего надо заняться такими проблемами, как поддержка Ираном мирового терроризма и его стремление обзавестись ядерной бомбой, без решения которых ни о каком мире на Ближнем Востоке говорить нечего.Затронув тему предстоящих в Иране президентских выборов, Болтон пояснил, что никаких реальных изменений в политике этой страны они не принесут, ибо как консеравторы, так и умеренные придерживаются единой точки зрения на необходимость ядерного оружия для Ирана. В окружении Обамы, по утверждению Болтона, большинство не видит в иранском ядерном оружии предмета для особого беспокойства. Эти политики полагают, что следует выработать эффективную политику сдерживания и грамотно ее проводить, но они забывают, что как только это оружие появится у Ирана, то уже ничто не предовратит появление ядерных арсеналов у других стран. Налицо стопроцентный отказ от курса, проводившегося администрацией Буша, говорит Болтон. Обама верит, что стоит ему только появиться за переговорным столом, как отношения между США и Ираном изменятся фундаментально. В его администрации нет ощущения срочности, которое есть у меня, указал в заключение Джон Болтон. В тон выводам опытнейшего дипломата и мнение авторитетного аналитика – Мейрав Вюрмсер (Meyrav Wurmser) возглавляет Center for Middle East Policy в мозговом центре Hudson Institute. Ее комментарий называется The U.S.-Israeli Divergence.
Продолжение:
Cегодня, в один из самых драматичных моментов короткой истории Израиля, американские и израильские официальные лица видят цели и дух их взаимоотношений по-разному. Именно это было подтверждено недавней встречей между президентом Бараком Обамой и израильским премьер-министром Биньямином Нетанияху, во время которой оба лидера явно оперировали на базе различных сценариев.
Для Вашингтона на вершине повестки дня – палестинский вопрос. Администрация Обамы не скрывает, что несмотря на недавние израильские выборы, - в ходе которых граждане стране убедительно высказались против прежней политики сдержанности и умиротворения в отношении палестинцев, - она ожидает от Израиля активно движения в направлении «мирного процесса». От палестинцев, между тем, никто ничего особенного не требует. С позиции Вашингтона, действовать сейчас должен Израиль.
Для Израиля же ведение переговоров с палестинцами – это ведущее в тупик отвлечение от экзистенциальной угрозы в лице Ирана. Расколотые между ХАМАС и «Фатх», живущие в обстановке насилия и при слабых политических институтах, палестинцы не в состоянии выработать долговременное соглашение с Израилем. Премьер-министр Нетанияху наряду с большинством израильских политических деятелей убежден в том, что в нынешней ситуации палестинский вопрос решен быть не может.
Более того, многие другие ближневосточные игроки пришли к переоценке палестинского вопроса. Сегодня в регионе он является существенно меньшим приоритетом по сравнению с ослаблением Ирана. Тегеран не только финансирует своих террористических клиентов ХАМАС и «Хезболлу» - он угрожает разжечь исламистское восстание, которое снесет режимы в Египте, Иордании, Бахрейне и, возможно, в самой Саудовской Аравии. Для этих стран, как и для Израиля, палестинский вопрос сохраняет свою важность, но первым стоит Иран. Вот почему Нетанияху решил перед визитом в Вашингтон сначала посетить Египет и Иорданию – подчернув тем самым, что для тех, кто живет в этом регионе, преимущественное значение перед палестинской трясиной придается Ирану.
В отношении контроля над вооружениями Соединенные Штаты уже начали менять свой тон, что, по всей вероятности, предполагает изменения и по существу. Администрация Обамы оказывает давление на Израиль, чтобы он подписал как Договор о нераспространении ядерного оружия, так и Договор о запрещении производства расщепляющихся материалов, что может привести к его разоружению. Перед саммитом американские официальные лица потребовали у Израиля привезти идеи о том, как осуществить это кардинально новое видение ситуации. И опять же, как считает Вашингтон, первый ход за Израилем.
Что касается Ирана, то в преддверии саммита администрация Обамы дала понять, что расценит израильский удар по Ирану как дерзкий и бесполезный акт. От министра обороны до председателя Комитета начальников штабов – послание было однозначным: не атакуйте Иран, это не поможет, а только разожжет пожар по всему миру. Даже в ходе саммита, хотя президент Обама и заметил, что до конца этого года даст шанс дипломатии, он сказал, что следующим шагом будут более жесткие санкции. Израиль, со своей стороны, говорит, что время истекает и на столе все варианты – что на дипломатическом жаргоне означает: «Мы можем нанести удар».
Вашингтон рассматривает даже простое обсуждение израильского удара по Ирану как акт агрессии, которое взбудоражит Ближний Восток и сделает достижение арабо-израильского мира еще более отдаленным. Отсюда и та поспешность, с которой американские официальные лица выражают свою оппозицию израильскому нападению, - уникальный в истории спектакль, разыгрываемый государством, публично критикующим союзника за решение, которое еще не принято.
И в то же самое время администрация Обамы не предлагает никакой внятной стратегии недопущения ядерного Ирана. Израиль – и это не только правительство «Ликуда» - верит в то, что иранские ядерные амбиции угрожают собственно существованию Израиля. Это чувство пронизывает израильское общество снизу доверху. Евреи обязаны сами защитить себя - это сердцевина сионизма. Государство, построенное пережившими Холокост, Израиль укоренен в убеждении, что евреи никогда более не должны оказаться уязвимыми. Именно по этой причине Израиль создал мощную армию, крепость, которая его защищает. Однако сегодня Израиль стоит перед перспективой того, что мессианский режим в Тегеране вознамерится уничтожить шесть миллионов израильских евреев. И, если Иран получит ядерное оружие, он получит средство, чтобы это сделать. Другого ответа, кроме как защитить себя, израильтяне не видят. В Израиле иранский вопрос находится вне партийных споров, и его нельзя оставлять на произвол судьбы. Слишком сильна память о прошлом. Премьер-министр Израиля полагает, что для него наступили времена Черчилля и что он должен защитить свою страну.
Западная реакция на аргумент, что Израиль должен защитить себя, напоминает иронию. Спустя два поколения после Второй мировой войны Вашингтон избирает игнорирование и преуменьшение угрозы геноцида, перед которой сейчас стоит Израиль. Ему по сути говорят, что его обеспокоенность в отношении Ирана является преувеличением. Его уподобляют таким ядерным фанатикам, как Северная Корея. На него давят, чтобы он пошел на уступки в палестинском вопросе, невзирая на то что большинство в регионе уверено – сегодня куда важнее иранская угроза.
Все более ясным становится направление мыслей, которому следуют в Белом доме. От Израиля ожидают, что он будет искать решение палестинского вопроса на основе двух государств, присоединится к претенциозной американской программе ядерного разоружения и воздержится от нанесения удара по Ирану. Администрация Обамы, изо всех сил добивающаяся дружбы с ее злейшими врагами, одновременно возлагает на самого сильного нашего союзника в регионе невероятное бремя, требуя от него, чтобы он еще и доказал, стоит ли он нашей поддержки.
Когда зимой 1117 года император Священной Римской империи Генрих Четвертый посетил папу Григория Седьмого в его временной резиденции в Каноссе (Италия), его поездка стала символом унижения и деградации. Перед этим папа, разозленный попытками Генриха самостоятельно назначать епископов, отлучил его от церкви. Когда же Генрих отправился к папе просить прощения, ему пришлось ждать три дня перед воротами города в посте и молитвах ради того, чтобы папа соизволил с ним увидеться.
Это и есть сценарий, который, во всей видимости, навязывает американо-израильским отношениям администрация Обамы. Подобный курс Вашингтона неприемлем и должен быть изменен. В противном случае Запад вновь морально и политически предает евреев в их противостоянии с новым лидером, поклявшимся их уничтожить.

Подготовил Лев Рожанский