О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Слова в Каире, пули в Арканзасе (27.06.2009)
Лев РОЖАНСКИЙ

Каирская речь президента Обамы 4 июня с.г. была танцульками вокруг правды, скармливанием толпе отдельных горьких на вкус фактов, за чем следовали тонны сладенькой бессмыслицы; самые важные истины третировались им так, как будто они не существуют. Такую характеристику дал «историческому» выступлению говорливого нашего лидера профессор Йельского университета Дэвид Гелернтер, участник его обсуждения, организованного по горячим следам журналом National Review. Насчет сладенькой бессмыслицы Гелернтер, несомненно, попал в точку – хотя к ней мы, конечно, уже успели привыкнуть. Другое дело, что за ней, как правило, скрывается либо неосведомленность, либо навязчивое, даже болезненное стремление выдавать желаемое за действительное, а говоря без околичностей – неправда.
Продолжение:
Вот несколько тому примеров. Америка и ислам, вещал «я, Барак Хуссейн Обама, первый чернокожий президент» (прямая цитата из выступления), разделяют общие приниципы справедливости и прогресса, терпимости и уважения ко всем человеческим существам. «Ислам имеет гордую традицию терпимости. Я сам наблюдал ее в своем детстве в Индонезии, где благочестивые христиане свободно молились в преимущественно мусульманской стране. Вот такой дух нам нужен сегодня». И пару раз Обама сделал реверансы в сторону университета Аль-Азхар, где он произносил свою речь, «маяка исламской учености в течение более тысячи лет». А теперь маленькое уточнение со стороны авторитетного специалиста по исламу и сотрудника American Enterprise Institute Джошуа Муравчика: «Аль-Азхар – это крупный комплекс, предлагающий ученые степени в богословии, равно как в медицине, технических науках и других светских дисциплинах. Сотни тысяч его студентов платят за образование совсем мало, поскольку оно финансируется из государственных фондов. […] Это верно – как верно и то, что Аль-Азхар закрыт для коптов и христиан, составляющих 10 процентов населения Египта, которые платят гораздо более, чем 10 процентов налогов, идущих на содержание Аль-Азхар. Немусульмане, кем бы они ни были, не могут быть приняты в Аль-Азхар».
Отчего Обама упомянул в своей речи, что в Америке «почти семь миллионов мусульман»? Как подчеркивает Дэниэл Пайпс, директор центра Middle East Forum, «одно исследование за другим указывали на то, что это демографическая цифра завышена в три раза. Однако такие исламистские организации, как Council on American-Islamic Relations и Islamic Society of North America, упорно распространяют идею о семи или даже десяти миллионах мусульман в Америке. Согласие Обамы с этой версией равнозначно подачке, дешевому ходу, ради того чтобы заработать одобрительный кивок исламистов, имеющих весьма широкое влияние на мусульманское общественное мнение». Президент не только привез с собой, как он сказал, «приветствие мира от мусульманских общин моей страны» - его риторика нацелена на перспективу их избирательных предпочтений и в этом смысле гарантирует их почти стопроцентно.
Эндрю Маккарти, экс-прокурор и сотрудник еще одного известного исследовательского центра, Foundation for Defense of Democracies, утверждает, что «новое начало» в отношениях Америки с исламом, которое провозгласил Обама, и опасная наивность, и вряд ли большее, чем заново подогретая левая догма. «Обама изобразил ислам и мир так, как ему и прочим прогрессистам хотелось бы, чтобы было (президент произнес слово “прогресс” 11 раз), чем они есть на самом деле – согласно его очень спорной заявке, что желанное “партнерство между Америкой и исламом должно быть основано на том, что ислам есть, а не том, чем он не является”». Однако от того, что президент в изобилии цитирует благостные сентенции из Корана и игнорирует закрепленные в нем же тирады о ненависти к иноверцам, эти последние никуда не денутся и по-прежнему будут служить оправданием террора. Кстати – последнее слово не случайно исключено из нынешнего американского дипломатического новояза. Как обращает внимание Маккарти, в речи Обамы палестинцы осуществляют не террор, но «сопротивление посредством насилия и убийств», а Иран уже не является собственно спонсором терроризма, а «играет роль в захвате заложников и в насилии, направленном против американских войск и гражданских лиц»...
Слова – важны, и понятно, почему различные, искусно расставленные акценты иногда могут породить и положительное отношение к речи Обамы. Очень уважаемый консервативный активист Дэвид Хоровиц, например, выделяет тот факт, что Обама «подчеркнуто не стал извиняться за американские действия после 11 сентября либо разыскивать оправдания террористическим нападениям в нашей политике и поведении до этого». Хотя раньше Обама критиковал войну в Ираке как бесполезную и неправильную, он сейчас «не стал извиняться за “войну Буша” или американскую “оккупацию”». А еще, отмечает – прямо восклицает! – Горовиц, ведь Обама, затронув ближневосточный конфликт, «начал с заявления всему мусульманскому миру, что узы, связывающие Израиль и Соединенные Штаты, нерушимы». А как он, не называя по имени, приложил Ахмадинеджада и прочих отрицателей Холокоста! Да, соглашается Хоровиц, ну переписал американский президент историю мусульманско-арабской алчности и фанатизма и подлещивался много, но последнее было по большей части дипломатией, и тут он прав куда в меньшей степени, чем ожидали консерваторы. И также Хоровиц признает, что Обама «выдвинул ложные параллели между евреями и арабами как повинными в нерешаемости ближневосточного конфликта и тоже переписал историю, но он недвусмысленно заявил, что именно палестинцы должны отказаться от насилия...»
Между тем именно эти самые обамовские «параллели» вызвали, и справедливо, резкий отпор со стороны израильских правых. «Обама произвел шок, приравняв уничтожение европейского еврейства к страданиям арабов, которые сами навлекли их на себя, пойдя войной на новорожденное израильское государство», - заявил член Кнессета Арье Эльдад. Официально правительство Нетанияху приветствовало речь Обамы за провозглашенное в ней стремление к всеобъемлющему миру, однако...
Какие практические, а не голословные выводы могут сделать политические игроки на мировой и ближневосточной арене из «исторического» «Послания к мусульманам»?
Наверно, следует выделить очевидное предложение «Хамасу» включиться в переговорный процесс – это разворот на 180-градусов от прежней совместной западной и израильской политики по изоляции проиранского террористического движения (и сильная подножка номинальному палестинскому президенту Аббасу и его партии ФАТХ). «Призыв к “Хамасу” прекратить насилие и признать право Израиля на существование лицемерен, если не наивен», - полагает еще один участник дискуссии, организованной National Review, сотрудник «мозгового центра» Hudson Institute Габриэль Шёнфельд. Он относит это за счет полнейшего непонимания политической, религиозной и психологической ментальности данного террористического движения. Ничего хорошего это для урегулирования арабо-израильского конфликта не предвещает, говорит Шёнфельд и напоминает басню Эзопа: упрашивать волка поступать, как ягненок, самый лучший путь к тому, чтобы тебя съели заживо. При этом если для воздействия на «Хамас» у американцев особенных рычагов нет, то Израилю следует приготовиться к безжалостному прессингу – «нерушимость уз», о которой витийствовал Обама, подвергнется тогда тяжкому испытанию.
Злейшие враги ислама, комментирует проживающий в Нью-Йорке публицист пакистанского происхождения Махмуд Иджаз, находятся внутри него. «Если бы состоятельные арабы Персидского Залива хотели бы, чтобы у палестинцев был мир с Израилем, то отчего бы им не выделить малую толику со своих безудержных трат (в ночных клубах Женевы, барах Лондона, бутиках Милана) и перенаправить их на строительство в палестинских анклавах школ, больниц, мощностей по изготовлению продуктов питания и заводов? Да у нас бы давно был уже мир на Ближнем Востоке. Почему Обама не сказал этого?»
Но Обама – и это еще один грустный и куда более серьезный момент – сказал кое-что другое. Сначала он сделал непрошенный аванс в адрес Тегерана, впервые признав – и фактически извинившись за американское участие в свержении правительства Мосаддыка в 1953 году (этот переворот, организованный ЦРУ, по выражению еженедельника Investor’s Business Daily, «удержал Иран и его нефть от попадания в клешни его непосредственного северного соседа»), поставившем у власти шаха, сметенного впоследствии нынешним режимом. И далее Обама заявил, что «любая страна, включая Иран, должна иметь право на доступ к мирной ядерной энергии, если она выполняет требования Договора о нераспространении ядерного оружия». Но мирный иранский атом, на который президент США дал таким образом зеленый свет, чистая химера. Тем самым Обама по сути аннулировал все заверения в области безопасности, которые давались предыдущими американскими администрациями как Израилю, так и умеренным арабским странам. «Если на Америку больше нельзя будет полагаться, - подчеркивает президент Hudson Institute Ховард Лондон, - это окажет глубочайшее воздействие на весь регион. В реальности наше нежелание воспрепятствовать получению Ираном ядерного оружия поставило Египет и Саудовскую Аравию в положение, когда им придется самим сдерживать иранские амбиции, что грозит дальнейшим расползанием ядерных вооружений».
Вот таким может стать «новое начало», вокруг которого пролито столько елея в Каирской речи Барака Обамы.

***

Впервые с 11 сентября 2001 года на американскую землю вновь пришел джихад. 1 июня в Литл-Роке, штат Арканзас, перешедший в ислам чернокожий американец по имени Абдулхаким Муджахид Мухаммад открыл огонь по солдатам, курившим у вербовочного пункта. 23-летний Уильям Лонг был убит, а 18-летний Квинтон Эзигвула тяжело ранен. Как объявил Мухаммад, он стрелял в солдат из-за того, что «они делали с мусульманами в прошлом». Он не скрыл того, что если бы на парковке было больше военных, то и их постигла бы та же участь. В его машине полицейские обнаружили сотни патронов и несколько типов стрелкового оружия.
Когда-то Мухаммад (до 19 лет Карлос Леон Бледсоу) учился в Tennessee State University. В 2004 году, после обращения в ислам, бросил занятия и по рекомендации местной мусульманской общины решил поехать в Йемен для обучения у известного имама-джихадиста Яхьи Хаджури. «Интересно, что по всей очевидности он отправился туда, имея на руках сомалийский паспорт, - пишет в интернет-журнале FrontPage Magazine видный эксперт по исламу Роберт Спенсер, - отчего некоторое время провел в йеменской тюрьме. В свете недавно выявленной вовлеченности сомалийских иммигрантов из США в джихад на территории Сомали тот факт, что именно сомалийский паспорт оказался у Мухаммада, приобретает особое значение. Вероятно, как это обстоятельство, так и другие не ускользнули от внимания американских правоохранительных органов: когда он вернулся в США из Йемена, Joint Terrorism Task Force (особое ведомство по борьбе с терроризмом) открыло в отношении его расследование. К несчастью, по всей видимости, ему удалось как минимум на шаг опередить следователей».
Трагически-показательным является то, что инцидент в Литл-Роке был немедленно отодвинут на задний план американскими СМИ и правительством. Когда неделю назад в Канзасе был убит врач, делавший поздние аборты, президент Обама выразил в связи с этим печаль и возмущение, а генеральный прокурор Эрик Холдер приказал службе маршалов взять под охрану клинику, где работал погибший. Но ни словечка не вылетело из высочайших уст после нападения джихадиста в Литл-Роке. Телестанция NBC сообщила о происшедшем без упоминания мотива преступления и религиозной принадлежности убийцы, а позднее в своем обзорном шоу Today телеведущая Энн Карри, опять же замолчав то, что он был мусульманином и ездил в Йемен, ухитрилась даже не упомянуть его по имени (фактически спрятав тем самым его магометанство), а о поводе для нападения сказала лишь, что он «был недоволен армией». Вместе с тем, по информации, в частности, канала Fox News, Мухаммад действовал не в одиночку, и его стрельба по американским солдатам является частью обширного джихадистского плана по организации нападений на военные объекты внутри США. Роберт Спенсер справедливо заключает, что при столь неадекватной реакции правительства и основных СМИ случившееся в Литл-Роке почти наверняка будет не последним актом террора мусульманских экстремистов на американской земле.
И для сведения: Абдулхаким Муджахид Мухаммад, подтвердив, что намеренно стрелял в Уильяма Лонга и Квинтона Эзигвулу, виновным себя не признал. Аллах акбар!