О газете «Голос Общины»
Об общине РЕК
Вступление в общину
Спонсоры общины
Связаться с нами

Сайт общины
Галерея
Интервью
Великий ученый, накормивший страну, умер от голода (13.08.2009)
Владимир НУЗОВ / MigNews.com

Великий ученый, накормивший страну, умер от голодаО двух выдающихся российских ученых – генетике Николае Ивановиче и физике Сергее Ивановиче Вавиловых – мы несколько часов говорили с Юрием Николаевичем Вавиловым – доктором физико-математических наук, ведущим научным сотрудником ФИАН имени П. Н. Лебедева.
Продолжение:
– Юрий Николаевич, до революции семья Вавиловых жила в Москве, ваш отец, Николай Иванович Вавилов, был выпускником Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии, верно?
– Отца в Тимирязевской академии очень чтут. В этом году стараниями Юрия Михайловича Лужкова на территории Тимирязевки будет установлен бюст академика Николая Вавилова.
– Вы сказали как-то, что помните себя с четырех лет. А помните ли вы тепло присутствия отца?
– Конечно, помню. Когда отец приезжал с работы, ребятишки, игравшие во дворе, дружно бежали к нему навстречу. Здоровались и просили покатать на автомобиле, который тогда был редкостью. Еще помню, как, вернувшись в 1933 году из очередной экспедиции, отец на глобусе показывал мне Северную и Южную Америку, другие страны. Отца я потерял рано: когда его арестовали в августе 1940 года, мне исполнилось двенадцать. В общении с отцом больше повезло моему брату Олегу – сыну Николая Ивановича от первого брака. Он был старше меня на десять лет, и отец брал его с собой в экспедиции – на Кавказ, в Среднюю Азию, в Хибины. Олег был очень одаренный молодой человек, красивый, высокого роста. Он обожал отца и не мог смириться с его гибелью. Именно он узнал точную дату кончины отца и подробности его мученической смерти в Саратовской тюрьме. Ведь после посмертной реабилитации отца в 1955 году маме дали липовую справку, в которой и год его смерти, и ее причина были перевраны.
– А какова судьба Олега?
– Он погиб в 1946 году на двадцать восьмом году жизни при весьма загадочных обстоятельствах. Поехал зимой на Кавказ покататься на лыжах – через месяц после того как стал кандидатом физико-математических наук – и пропал в горах. Есть достоверные данные о том, что он был убит по заданию НКВД. Эта организация не любила тех, кто слишком много знал, к тому же брат неосторожно называл убийцей отца “народного академика” Трофима Лысенко.
– Лысенко был антиподом вашего замечательного отца. Я где-то читал, что Николай Иванович сам его нашел, сам способствовал его карьере. Это так?
– К сожалению, так. Но отец довольно скоро понял, с кем имеет дело. Впрочем, Лысенко наверняка выдвинулся бы и без поддержки Николая Вавилова. Так считает, например, Жорес Медведев, написавший книгу “Взлет и падение Лысенко”, изданную сначала на Западе, а потом и в России. Советской власти такой человек, как Лысенко, был нужен – он обещал быстро накормить страну, но накормил ее только обещаниями. Лысенко, как известно, поддерживал не только Сталин, но и Хрущев. Как только последний был смещен со всех постов, был разжалован и Лысенко, руки которого обагрены кровью моего отца и его соратников.
– При каких обстоятельствах Николай Иванович был арестован?
– В конце июля 1940 года отец поехал в экспедицию во вновь присоединенные к Советскому Союзу регионы – Западную Украину и Прикарпатье. А 6 августа в предгорьях Карпат, в нескольких десятках километров от Черновцов, где отец с сотрудниками работал в поле, остановилась черная “эмка”. Двое в штатском подошли к отцу и сказали, что его срочно вызывают в Москву. Едва машина въехала в Черновцы, отцу сказали, что он арестован.
– Что послужило непосредственной причиной – точнее, поводом для ареста? Причина-то была, мне кажется, проста: “корифея всех наук” настоящий гений сильно раздражал своей мировой известностью, тем, что свободно выезжал за границу...
– Травля Николая Вавилова началась в 1935 году, когда он по прямому указанию Сталина был смещен с должности президента ВАСХНИЛ, и резко усилилась в 1938-м, когда президентом ВАСХНИЛ стал Лысенко. А следить за отцом органы стали в самом начале 30-х годов. Став непосредственным начальником отца, Лысенко начал откровенно его травить, что оказалось в результате гибельным.
Отмечу, что еще в 1937 году в Москве должен был состояться международный конгресс генетиков, однако его перенесли на 1939-й. Лысенковская банда – иначе группу Лысенко я назвать не могу – решила во что бы то ни стало конгресс сорвать. Ведь настоящие ученые – участники конгресса быстро бы оценили, кто есть кто в российской генетике. Вавилова знали во всем мире как крупнейшего ученого, а абсурдную с точки зрения биологии и генетики теорию Лысенко и его учеников о наследовании благоприобретенных признаков они просто подняли бы на смех. Поэтому московский конгресс был сорван. Он состоялся в Шотландии, в Эдинбурге, а Вавилов был объявлен почетным президентом конгресса.
– После того как Николай Иванович был приговорен к смертной казни, вы с мамой стали членами семьи изменника Родины. Маму должны были арестовать, а вас – поместить в специальный детдом для детей “врагов народа”...
– Нас спас Сергей Иванович Вавилов – мой дядя, брат отца. Без его участия в моей судьбе я бы сейчас с вами не разговаривал. Поэтому я считаю дядю своим вторым отцом.
После ареста отца мы некоторое время оставались в Ленинграде, а перед самой войной, в мае 1941-го, нас пригласила погостить на лето в Подмосковье, в дачный поселок Ильинское, семья соратника отца генетика Георгия Карпеченко, – хотя сам Карпеченко незадолго до того тоже был арестован, и семье грозили огромные неприятности. Так мы с мамой не оказались в блокадном Ленинграде, где наверняка умерли бы от голода. Ну, а в самом конце июля 1941-го нам удалось с большими трудностями выехать из Ильинского на родину мамы – в Саратов.
– И там в это время в тюрьме сидел ваш отец. Какое трагическое совпадение!
– Когда пришла эпоха гласности, я один день провел в той тюрьме, ставшей последним приютом моего отца, – во время съемок документального фильма о нем. На съемках этого фильма начальник тюрьмы (правда, хрущевских времен) рассказал, что академик Вавилов в Саратове оказался случайно. 16 октября 1941 года, когда немцы подошли вплотную к Москве, заключенных из Бутырок и других московских тюрем решили этапировать в Свердловскую область. Набили эшелон несчастными зэками, и он потащился на Восток. До Саратова шел две недели. Но где-то перед Саратовом немцы разбомбили пути, поэтому поезд дальше на Урал не пошел, стрелки на узловой станции перевели на Саратов, и там зэков распределили по тюрьмам. Мы с мамой жили в пятнадцати минутах ходьбы от тюрьмы номер 1 НКВД, в которой томился мой отец, но не знали об этом.
– А о суде над Николаем Ивановичем расскажете?
– Суд был скорый и неправый – всего несколько минут заседала тройка Военной коллегии Верховного суда СССР. А следствие по делу отца во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке вел старший лейтенант НКВД Хват, – говорящая фамилия, не правда ли? После многочасовых допросов отец самостоятельно не мог идти и ползком добирался до нар.
Отца приговорили к расстрелу, он подал прошение о помиловании, но получил отказ. Главными членами Президиума Верховного Совета были Сталин, Маленков и Калинин. Именно они – и это документально подтверждено! – приняли решение оставить Николаю Ивановичу Вавилову в качестве наказания смертную казнь. И тут, как ни странно, отца спас Берия. Несмотря на решение “тройки”, он сохранил отцу жизнь. Более того, к нему в камеру Бутырской тюрьмы приходил представитель Берии и обещал работу по специальности в какой-то “шарашке”. Тем не менее безвинного человека продолжали держать в тюрьме. И мой отец, столь много сделавший для того, чтобы накормить все человечество, умер 26 января 1943 года в тюремной больнице от пеллагры, то есть от крайней степени истощения. Проще говоря, от голода.
– Юрий Николаевич, а можете в нескольких словах охарактеризовать научное и практическое наследие Николая Ивановича Вавилова?
– Наверно, проще всего обратиться к интернетовской Википедии. Цитирую: “Организатор и участник ботанико-агрономических экспедиций, охвативших все континенты (кроме Австралии и Антарктиды), установил на их территориях древние очаги формообразования культурных растений. Создал учение о мировых центрах происхождения культурных растений. Собрал крупнейшую в мире коллекцию семян культурных растений. Заложил основы государственных испытаний сортов полевых культур. Обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов. Разработал учение о виде. Сформулировал принципы деятельности главного научного центра страны по аграрным наукам, создал сеть научных учреждений”.
– Давайте поговорим о научно-организационной деятельности вашего дяди – академика Сергея Ивановича Вавилова.
– Сергей Иванович был создателем знаменитого ФИАНа – Физического института Академии наук в Москве и научным руководителем Оптического института в Ленинграде. В 1945 году стал президентом Академии наук, а до того вплотную занимался физической оптикой. Как сказал о нем академик Фейнберг, Вавилов был “физиком Божьей милостью”. Эффект Вавилова – Черенкова известен всем физикам. Проживи Сергей Иванович еще полтора десятка лет (а умер он довольно рано, в 1951 году, не дожив и до шестидесяти), он, как и Павел Алексеевич Черенков, получил бы Нобелевскую премию, которую, как известно, посмертно не присуждают.
Основанный Сергеем Вавиловым ФИАН одним из первых в Советском Союзе начал заниматься разработкой ядерного оружия, а в период его президентства (1945–1951) Сахаров, Тамм и Гинзбург создали теоретические основы водородной бомбы.
А скольких ученых Сергей Иванович защитил или спас от гибели! Среди них и Григорий Самуилович Ландсберг, и Игорь Евгеньевич Тамм, и Сергей Михайлович Рытов. Как рисковал Сергей Иванович, тайно посылая деньги Петру Леонидовичу Капице, отстраненному от дел и находившемуся фактически под домашним арестом на даче на Николиной Горе!..
– Президент Академии наук – креатура первого лица государства, коим в 1945 году был Сталин. Мог ли Сергей Иванович, брат которого погиб в сталинских застенках в 1943 году, в знак протеста отказаться от предлагаемой должности?
– В том-то и дело, что откажись мой дядя от предложения вождя по любой, самой уважительной причине, этот отказ рассматривался бы Сталиным как протест, последствия которого вполне предсказуемы. Да и кто в то время мог отказаться от предложения Сталина? Разве что самоубийца.
– Согласен с вами, тем не менее Александр Исаевич Солженицын осудил Сергея Ивановича: в “Архипелаге “ГУЛАГ” он обвинил его в холуйстве перед властями…
– Недавно лауреат Нобелевской премии по физике Виталий Гинзбург в газете “Известия” рассказал о том, как в свое время написал Солженицыну письмо по поводу его несправедливого высказывания в адрес выдающегося ученого и замечательного человека – академика Сергея Вавилова. Писатель с доводами Виталия Лазаревича согласился и обещал в последующих изданиях “Архипелага” либо совсем убрать это высказывание, либо отредактировать. Увы, ни того, ни другого он не сделал.
– Но надо сказать, что память о ваших отце и дяде в России все-таки чтут.
– Да, именем Сергея Вавилова названа улица в Москве, Оптический институт в Санкт-Петербурге. Именем Николая Вавилова – институт общей генетики РАН. В Саратове, где отец окончил свои дни, в его честь названа улица, установлен памятник, его имя носит аграрный университет. В Санкт-Петербурге есть улица братьев Вавиловых. И памятник им в Москве, я верю, будет установлен.
Справка. Николай Иванович Вавилов — советский генетик, растениевод, географ, создатель современных научных основ селекции, учения о мировых центрах происхождения культурных растений, их географического распространения. Был членом Английской, Индийской, Аргентинской, Шотландской академий наук, членом-корреспондентом Академии наук в Гале (Германия) и Чехословацкой академии наук, почетным членом Американского ботанического общества, Линнеевского общества в Лондоне, общества садоводов Англии и др.
Организовал научные экспедиции по изучению растительных ресурсов стран Средиземноморья, Эфиопии, Ирана, Афганистана, Японии, Западного Китая, Кореи, стран Северной, Центральной и Южной Америки, многие из которых возглавил лично. Собранная под руководством Николая Вавилова мировая коллекция культурных растений насчитывает более 300 тысяч образцов.
Арестован в 1940 году "за вредительство в сельском хозяйстве". Умер в 1943 году в Саратовской тюрьме.
Сергей Иванович Вавилов – выдающийся физик. С 1918 по 1932 год преподавал физику в МГУ. Параллельно в это же время заведовал отделением физической оптики в институте физики и биофизики Наркомздрава. В 1929 году стал профессором, преподавал в МВТУ им. Баумана. В 1932 году возглавил Физический институт АН СССР, стал научным руководителем Государственного оптического института. В 1945 году был избран президентом АН СССР.
Скончался 25 января 1951 года в Москве.